Рок-н-Дон: ровно 50 лет назад в СССР прошел первый рок-фестиваль

09.05.2019

И не где-нибудь, а на Левбердоне в Ростове

"Вудсток-на-Дону", группа "Корда", слева - Игорь Скрягин.
"Вудсток-на-Дону", группа "Корда", слева - Игорь Скрягин.

09.05.2019, /=РО=/Полвека назад, 9 мая 1969 года, в СССР состоялся первый независимый рок-фестиваль. И прошел он не где-нибудь, а в Ростове. Позднее благодаря журналистам его стали называть «Вудсток-на-Дону», хотя сама Вудстокская ярмарка музыки и искусств в Америке была тремя месяцами позже. О том, как это было, какие группы выступали на левом берегу Дона и как сложилась их судьба, мы поговорили с участником первого ростовского рок-фестиваля, экономистом и предпринимателем Игорем Скрягиным. В 1969 году ему было 20 лет.

— Ростов считается местом силы русского джаза. С равной степенью соответствия истине наш город может считаться родиной русской рок-музыки. Почему? Потому что мы были самые первые, — говорит Игорь Скрягин.

Он вспоминает, как старшеклассником, году в 64-м, ходил на живые концерты ростовской рок-группы «Голубые тени». Она была создана при тогдашнем РИСХМе (сегодня это ДГТУ. — Прим. «РО».) И это спустя всего год, как ростовчане узнали, кто такие The Beatles.

Фото: Асмик Абрамян
8 мая в Публичной библиотеке состоялся концерт, посвященный 50-летию первого в СССР рок-фестиваля. Игорь Скрягин был ведущим этого мероприятия.

То есть тогда рокеры спокойно выступали? Никто их не гонял?

— У рока в СССР был не очень официальный катакомбный период. Тогда рокеры отличались подчеркнутой цивильностью: не было ни воплей, ни падений на колени, ни жутких гитарных пассажей. Придраться было не к чему. Может, только к тому, что пели не на русском, а на английском языке. Когда в Ростове был фестиваль, еще не было ни одного из известных мэтров русского рока: ни группы Стаса Намина «Цветы», ни «Машины времени»…

Но они появились в том же 1969 году.

— Но мы же собрались не для того, чтобы поиграть на фестивале. Наша группа, «Корда» (с латыни это слово переводится как «струна»), например, была создана в 1967 году при РИНХе. В то время во всех вузах были свои рок-звезды. У нас была идея-фикс — стать местными битлами. РИНХ был тогда практически женским институтом (80% студентов были девушки), и наш руководитель самодеятельности, Эдуард Мишнаевский, решил проводить открытые вечера для парней из РАУ.

Эти вечера проходили в столовой РИНХа. Сейчас на этом месте находится сетевое кафе быстрого питания. «Корда» играла танцевальную музыку, на пять медляков — один быстрый танец. Попасть сюда можно было по пригласительным. И туда рвались ужасно! Ради наших девушек — не ради нашей музыки, — улыбается Игорь Скрягин.

А как пришла идея провести в Ростове рок-фестиваль?

— Тогда мы даже фестивалем это не называли, потому что фестиваль — это творческое соревнование, открытое для публики. У нас это называлось поп-сейшн по аналогии с джазовым джем-сейшном. Инициатива провести его принадлежала группе «Утренняя роса». Папа одного из ее участников был топ-менеджером проектного института, которому принадлежала база на левом берегу Дона. На ней и прошел фест. Эта база, кстати, существует до сих пор. Но, по-моему, сейчас она заброшена и запущена.

Хедлайнеры рок-фестиваля 1969 года группа "Утренняя роса".

Кто выступал?

— Играли четыре группы: «Корда», «Утренняя роса», «Неудачники» и «Малыш и братья».

А сколько человек пришли вас послушать?

— Не меньше 2 тыс. Это много. Учитывая, что это всего-навсего база отдыха, а не стадион. Кто-то приходил, кто-то уходил... Нас принимали очень хорошо.

Художник Александр Кисляков вспоминает: «9 мая, в пятницу, уже все ростовские старшеклассники знали, что на Левбердоне проходит крутейший бит-фестиваль. А в субботу, с утра, полгорода потянулось через мост к этой базе отдыха. И я в том числе, с друзьями из моей 49-й школы. Толпа была как перед первомайской демонстрацией. Только тут какая-то странная была толпа, волосатая и прикинутая. Менты удивлялись, но никого не винтили. В субботу, на третий день, концертов уже не было, только отдельные группки с гитарами. Говорили потом, что про этот фест через пару дней сообщили даже по «Голосу Америки»! В нашей прессе, разумеется, была полная тишина».

Как все они узнали, что на Левбердоне проходит рок-концерт?

— Благодаря цыганскому телеграфу. Кто-то кому-то сказал, тот передал другому… Мы очень боялись, что приедет милиция и нас скрутят — фестиваль же был нелегальный. Страх был близкий к паническому.

А если бы милиция все-таки приехала?

— Нам не дали бы играть. Возможно, реквизировали бы аппаратуру с последующим разбором, откуда она, и т.д. Наверное, вызвали бы на место владельца базы… Ничего хорошего бы не было.

Группа "Малыш и братья".

Игорь Дмитриевич, расскажите подробнее о тех группах, которые тогда выступали.

— Первой выступала группа «Малыш и братья». Ее лидер — Александр Путилин. Он вообще изобретатель в области музыкальных средств. Это была самая технически оснащенная группа. Они играли только инструментальную музыку. Мы были самые танцевальные, исполняли зарубежную музыку. Помню, я пел песню «Битлз» And I Love Her. She gives me everything (Игорь Скрягин поет). На выступление мы не могли взять инструменты и аппаратуру из РИНХа, и нам обещали привезти клавишные, но не привезли. Так мы остались без своего ведущего инструмента. Пришлось просить подыграть гитариста из другой группы. К тому же наш барабанщик отказался выходить на сцену, услышав, как играет «Утренняя роса». В общем, выступление было комканое. На мой взгляд, мы выступили плохо. Мой приятель подошел ко мне после него и сказал: «Выступали вы ничего. Но на каком языке ты пел?». Наше владение английским не доходило до того, чтобы мы отчетливо понимали, что мы поем.

Интересно, что спустя много лет Игорь Скрягин выучил английский язык. Он свободно владеет им, а еще переводит русскую поэзию XVIII-XXI веков на английский язык. Сейчас у него более 600 переводов.

— Я перевел и свои любимые песни «Машины времени», «Аквариума», «Воскресенья», Земфиры, группы «Цветы» и др. Я исправил то замечание моего приятеля!

Помните, какие еще песни пели тогда?

— Смутно. Мы часто исполняли A Whiter Shade of Pale группы Procol Harum, Sunny Afternoon группы The Kinks, Sunny Бобби Хебба, Satisfaction The Rolling Stones и др.

В группе «Неудачники» играли два гитариста-виртуоза. На простых гитарах они могли сыграть Джимми Пейджа, Хендрикса, Эрика Клэптона. Вокалистом у них был Миша Завалишин. Они, под стать своему названию, были невезучие: то у них были проблемы с помещением для репетиций, то с аппаратурой… И во время фестиваля были какие-то трудности.

А «Утренняя роса»?

— Она была самой продвинутой в музыкальном отношении. Во-первых, в отличие от нас всех, они исполняли песни на русском языке. Во-вторых, это были авторские песни. И довольно хорошие. В-третьих, у них был групповой вокал, они запросто пели на три голоса, а в других группах пел кто-то один. «Утренняя роса» была своего рода хедлайнером нашего фестиваля и играла большую часть времени. Соло-гитаристом у них был француз по кличке Беня.

Группа "Неудачники".

Как сложилась судьба тех групп, которые выступали на левом берегу в 1969 году?

— Все они просуществовали недолго. Например, наша группа — до осени 1970 года. Я стал финансистом. Наш клавишник Валера Бенгус окончил консерваторию, сейчас преподает. Лидер группы «Малыш и братья» Саша Путилин занимается производством музыкальных обучающих программ, которые, насколько мне известно, продаются по всему миру. У него долгое время была одна из лучших профессиональных студий в Ростове. Александр Агеев из «Утренней росы» окончил РИСХМ и стал предпринимателем. Беня, гитарист этой группы, вернулся в Париж. Миша Завалишин учился в «Грековке», он профессиональный художник, до сих пор активно работающий. С некоторыми участниками тех событий я общаюсь до сих пор.

По словам Игоря Скрягина, никогда больше, за исключением 60-х годов, не было такой массовой добровольной мобилизации молодежи в музыку. Люди добровольно изучали нотную грамоту, учились играть на гитаре, петь:

— Никогда больше не было такого фанатичного желания стать «Битлз». Кроме того, мы были культуртрегерами (люди, которые работают для взаимопроникновения и взаимообогащения культур. — Прим. «РО».), пытались проложить культурный мост, ведь это было время острого идеологического противостояния.

Первый легальный рок-фестиваль состоялся в Ростове спустя два года, в 1971 году. Его организатором был, ни много ни мало, горком комсомола. Проходил он в ДК «Сельмаш» при большом скоплении народа. Игорь Скрягин вспоминает, что на площади перед ДК была конная полиция, а звездой фестиваля была группа «Кристалл».

А что думаете о современной музыке?

— Я считаю, что мировая рок-музыка в частности и популярная музыка в целом находится в состоянии кризиса. Все лучшее уже было создано. И дело не в моем возрасте. Все поиски нового заканчиваются ничем. Сегодня назрело возрождение высокого жанра. Сейчас нужны исполнители уровня Фрэнка Синатры, Барбары Стрейзанд, Эдит Пиаф, Уитни Хьюстон. Нужны хорошие мелодии, осмысленные тексты.

Теги: 

Print Friendly, PDF, Email