Памятник воздушному шару «Ростов-на-Дону» может стать еще одной достопримечательностью донской столицы

19.09.2023

Эскиз и макет памятника в честь первого в городе полета на воздушном шаре в 1879 году презентовал известный ростовский скульптор Дмитрий Лындин

Фото Александра Сушкова

19.09.2023, /=РО=/Памятник посвятят одному из первых в истории воздухоплавания в России полету на воздушном шаре в августе 1879 года, который, благодаря содействию ростовских меценатов, совершил уроженец тамбовской губернии Михаил Лаврентьев.

От идеи — к её воплощению

В память об этом событии в августе возле обсерватории парка имени Максима Горького собралась группа энтузиастов и общественников, чтобы обсудить возможность установки на этом знаковом месте будущего памятника. Ведь именно с территории городского общественного сада (ныне — парк имени Максима Горького) в августе 1879 года (144 года назад) отправился в свой первый полёт над Ростовом на самодельном воздушном шаре воздухоплаватель-самоучка, выходец из семьи крепостных крестьян Тамбовской губернии Михаил Тихонович Лаврентьев.

Это стало настоящим событием для южного купеческого города — полёт самодельного воздушного шара «Ростов-на-Дону» с двумя пассажирами в корзине проходил под выстрелы пушек, звуки военного оркестра и восторженные взгляды многих тысяч горожан.

— Думаю, важно монументально сохранить память о знаменательном событии такого масштаба, — отметил автор идеи установки памятника и проведения в Ростове праздника воздухоплавания, член Совета при комитете по охране культурного наследия Ростовской области Александр Сушков. — Нашу идею установить в парке памятник поддержали депутат Законодательного собрания Бесарион Месхи, городское управление культуры и дирекция парка.

Эскиз и макет шестиметрового памятника презентовал известный ростовский скульптор Дмитрий Лындин.

Фото Александра Сушкова

И теперь инициаторы увековечивания памяти о первом полёте в ростовском небе воздушного шара ищут спонсоров, которые поддержат идею материально. Их имена будут указаны на специальной табличке у подножия памятника.

Точно так же, как вошло в историю имя ростовских меценатов братьев Бессоновых, которые почти полтора века назад поддержали мечтающего о полётах Михаила Лаврентьева.

Одержимые небом

О том, как зарождалось воздухоплавание в нашей стране, можно узнать из сборника документов и материалов «Воздухоплавание и авиация в России до 1907 г.», что был издан в 1956 году.

Примечательный факт — в этой книге упоминается Ростов-на-Дону как город, где в 1879 году был совершён один из первых в России полётов на воздушном шаре. Причём сам воздушный шар с именем «Ростов-на-Дону» впоследствии совершил несколько полетов в районе Таганрога и Одессы.

И всё это благодаря простому крестьянскому мужику из Тамбова, воздухоплавателю-самоучке Михаилу Лаврентьеву, которого судьба случайно забросила в Ростов и свела с помещиками — братьями Бессоновыми.

К сожалению, сведений о братьях Бессоновых из Ростова сохранилось не так уж много. Известно, что один из них — поручик русской службы — стал компаньоном Лаврентьева и совершал с ним совместные полёты на воздушном шаре «Ростов-на-Дону». А ещё совсем не случайно, что именно на донской земле, после многих лет скитаний по необъятным просторам Российской империи, Михаил Лаврентьев нашёл реальную поддержку своему проекту — ростовские купцы во все времена славились своим меценатством и одержимостью вкладывать средства в дела благие.

Братья Бессоновы согласились дать Лаврентьеву деньги на строительство воздушного шара при условии, что тот будет их инструктором. И Михаил Тихонович научил своих компаньонов управлять аэростатом.

Кто не рискует...

Возможно, мы так и не узнали бы, как проходили такие полёты. Но нашлись у энтузиастов воздухоплавания свои «летописцы».

Ярко и подробно полет аэростата, стартовавшего 5 августа 1879 года с городского сада Ростова, описан в газете «Донская пчела» (№ 62, 23 августа 1879 г.): «Публика была в восторге от эффектной и невидимой ими картины подъема. Неудержимо у каждого вырывались звуки восторга, и гул от приветственных криков долго заглушал собой музыку и пушечные выстрелы, которыми салютовали воздухоплавателей... Панорама, открывшаяся им, была замечательно живописна. Ростов, Таганрог и Новочеркасск были у них, что называется, как на ладони; кроме этих городов всюду виднелись в разных расстояниях более мелкие поселения. Азовское море вдали слилось, покрытое у своей поверхности лёгким туманом. Дон казался голубой лентой, небрежно раскинутой по зелёному бархатному ковру. Закат солнца своими художественными освещениями придавал картине еще больше прелести».

Одержимые небом не раз рисковали жизнью. А однажды едва не погибли из-за людского невежества: крестьяне одного из хуторов, куда они залетели, ничего подобного ещё не видели и подумали, что к ним спустился сам сатана. На воздухоплавателей устремилась большая толпа людей, вооружённых вилам и косами. Лаврентьев не растерялся: распахнул рубаху и показал нападавшим православный крест, висевший у него на груди...

Испуганно встречали воздухоплавателей сельские жители и во время первого ростовского полёта. Как пишет в той же статье «Донская пчела», «одна казачка близ Аксайской станицы, увидев аэростат, закричала: «Черт летит! Ребята, стреляйте в него!..» У Аксая в целях безопасности воздухоплаватели решились подняться выше...»

Мечта длиною в жизнь

На протяжение всей жизни Михаил Лаврентьев оставался верен делу завоевания воздушного пространства, занимался созданием более совершенных летательных аппаратов. Всего он самолично построил восемь аэростатов, а помощников нанимал только для выполнения мелких работ. В 80-х годах XIX века он приступил к разработке проекта управляемого воздушного судна, чертежи которого, к сожалению, не сохранились. Его мечтой было летать на большие расстояния. В частности, планировал совершить полёт из Ростова-на-Дону до Санкт-Петербурга. 
Но собрать средства на реализацию проекта не удалось.

Михаил Тихонович Лаврентьев

Умер Михаил Лаврентьев в возрасте 73 лет. Ростов стал его второй родиной — в нашем городе воздухоплаватель-самоучка успел оставить о себе добрую память.

— Сегодня, в век авиации и космонавтики, полеты на воздушных шарах благодаря их доступности сохраняют свою романтику и неповторимость, — говорит ростовский воздухоплаватель Максим Шелякин. — И мы должны быть благодарны таким первопроходцам, как Михаил Тихонович Лаврентьев.

Фото Александра Сушкова

Теги: