Как Роману Илюгину снова продлили арест - репортаж из зала суда

19.06.2019

Главного архитектора Ростова задержали в феврале

На заседании в апреле
Фото: из архива Екатерины Илюгиной
На заседании в апреле

19.06.2019, /=РО=/Когда секретарь пригласила заходить в зал заседания Ворошиловского районного суда – тесную комнату с деревянными скамьями, трибуной, и столами – Роман Илюгин был уже внутри клетки – специального небольшого помещения для подсудимых с решеткой и стеклами, которую еще называют «аквариумом». Он смотрел на свою жену и улыбался. Вот уже больше четырех месяцев он может видеться со своими родственниками только так – на судебных заседаниях, молча обмениваясь взглядами, жестами. В СИЗО к главному архитектору Ростова пускают только адвокатов.

«О заседании стало известно накануне»

Заседание было назначено на 10 утра, но обвиняемого привезли из СИЗО ближе к 11. Жена Екатерина, ее мама, отец архитектора, мама, старший брат со своим взрослым сыном, друг детства, адвокат ждали начала заседания примерно час. Все эти люди – основной и практически неизменный состав группы поддержки Илюгина, которая побывала уже не на одном заседании в районном и областном судах. Периодически к ним подключаются правозащитники и общественники.

- Об этом заседании стало известно накануне, поэтому друзья и знакомые не смогли отменить свои планы или уйти с работы, - рассказала в коридоре Екатерина Илюгина.

Во вторник, 18 июня, в районном суде рассматривался вопрос об очередном продлении нахождения главного архитектора Ростова Романа Илюгина в следственном изоляторе, а точнее о четвертом. Его арестовали в середине февраля на два месяца и продлевали этот срок по просьбе следователей сначала на две недели, потом каждый раз - на месяц. Каждое решение адвокаты оспаривали в областном суде, но безуспешно.

Фото: из архива Екатерины Илюгиной
Группа поддержки Романа Илюгина перед Ростовским областным судом, где адвокаты оспаривают каждое решение о продлении его ареста.

Обвинение Романа Илюгина связано с деятельностью пятилетней давности, когда он работал архитектором Ворошиловского района Ростова.

- Превышая свои должностные полномочия, незаконно выдал разрешения на строительство двух жилых домов, один из которых эксплуатировался как здание общественного назначения, а к строительству второго были привлечены средства граждан участников долевого строительства, денежные средства которых были похищены. Кроме того, решениями суда указанные строения признаны не соответствующим нормам строительства, - было опубликовано на сайте следственного управления следкома России по Ростовской области в феврале, когда его задержали.

Основное обвинение Илюгина следователями –  статья 286 Уголовного кодекса – «Превышение должностных полномочий». При этом в середине апреля его действия переквалифицировали с части первой этой статьи на часть третью, которая является более тяжкой.

Однако архитектор свою вину категорически отрицает, а его адвокаты, Екатерина Водяник и Геннадий Семенчуков, утверждают, что нет как такового состава преступления: было выдано разрешение на строительство частных домов, земельные участки предназначались под индивидуальную постройку. И Роман Илюгин был одним из четырех человек, кто согласовывал проект застройки, а последняя подпись в документах – за главой администрации района. Впоследствии на этих местах появились многоэтажки. Как объяснила защита, контроль за тем, что строится на этих участках, в обязанности районных властей не входит. Администрация может реагировать на незаконную постройку только в том случае, если поступит жалоба. Именно такой случай был у Романа Илюгина. По незаконным постройкам были направлены заявления в суд, после они были снесены.

 «Следователь не знает, почему продлевают»

Пришедшие на заседание проходят в узкие проходы между скамейками и рассаживаются. Екатерина Илюгина садится с краю, ближе к клетке и поворачивается лицом к своему мужу.  

В самом начале заседания по просьбе адвоката к делу были приобщены справка о несудимости Илюгина, ходатайства обманутых дольщиков, которые считают архитектора невиновным и просят суд не продлевать нахождение подозреваемого под стражей, общественной организации «Союз архитекторов» и даже родителей детей, с которыми учится сын архитектора. Кроме того, несколько характеристик: по месту жительства, с бывшего места работы – администрации Ворошиловского района, из отдела полиции.

- Который раз о предстоящем заседании меня не уведомляют за пять дней, что является нарушением по 231-й УПК (Уголовно-процессуальный кодекс РФ – прим. rostof.ru). Хотел бы сделать такое заявление, что тем самым нарушены мои права на защиту, – высказался с разрешения судьи Роман Илюгин.

Затем судья пригласил к трибуне выступить следователя Алексея Салтанова.

В общем, его выступление сводилось к тому, что предварительное следствие еще идет, что Романа Илюгина нужно оставить в следственном изоляторе на больший срок, а именно до 23 июля, иначе он может повлиять на ход следствия, подговорить свидетелей, надавить на своих бывших коллег, а также скрыться.

Судья поинтересовался у сторон, есть ли вопросы к следователю. Они были у адвоката Геннадия Семенчукова.

- Алексей Владимирович, вы представляете следственный комитет и являетесь следователем в группе по этому делу. Верно? Вы заявили ряд моментов, на основании которых считаете необходимым продление срока содержания Илюгина под стражей. Скажите, к вашим доводам есть подтверждающие документы, что, например, он имеет за границей квартиру или родственников, где бы мог скрыться, что у него были попытки на кого-то влиять? Вы можете представить суду убедительные факты? – обратился он к следователю.

- Ну, мы не говорим, что именно за границу, правильно? – отвечал тот.

- Какая разница, другой регион…

- Мы отстаиваем свою позицию, что у нас есть основания полагать, что человек может поменять место жительства. И что большинство сотрудников администрации находились у него в прямом подчинении, тем самым он может оказать на них влияние.

- Вы же знаете постановление пленума Верховного суда, что если вы обращаетесь и приводите определенные основания, вы должны их подтвердить чем-то, чтобы они были убедительны для суда, для защиты, для самого находящегося под стражей?

- Я сейчас вопроса не очень понял. Я же объясняю, что сотрудники администрации находились в его непосредственном подчинении, они были хорошо знакомы, и он может оказать на них давление с целью изменения последними своих показаний.

- Ну понятно, что они вместе работали. Но какие основания так полагать?

- Что люди работали вместе, находились…

- Ну прекрасно, это нормальное явление. У вас есть основания полагать, что это может случиться? Вы знаете, сколько он находился под подпиской о невыезде (на следующий день Екатерина Илюгина уточнила, что ее муж не был под подпиской о невыезде и что у не было никакой меры пресечения - прим. rostof.ru) , до того, как его задержали? Семь месяцев. Человек общался со следователем, семь месяцев назад было возбуждено два уголовных дела по 293-й («Халатность» - прим. rostof.ru) части первой, которые были соединены.  Вы в курсе? Есть ли у вас данные, что в это время Илюгин кого-то уговорил, что-то уничтожил или спрятал?

Фото: из архива Екатерины Июгиной
На апрельском заседании в Ворошиловском суде о продлении меры пресечения.

По 293-й статье Уголовного кодекса против Илюгина возбуждалось два по сути похожих уголовных дела: в августе и ноябре прошлого года. Обвинение также было обращено к работе архитектора в администрации Ворошиловского района. По мнению следователей, Роман Илюгин не предпринимал мер по выявлению и сносу незаконно построенных домов, их в деле значится около 50. Как утверждают адвокаты, по всем этим адресам уже были суды – это единственная мера, которую может принять районная администрация против самозастроев. В настоящее время эти два дела по статье «Халатность» объединены с делом по 286-й статье.

- Я же объясняю, что сейчас у следствия есть основания полагать, что он может оказать давление, - продолжал следователь.

- Ну на чем у вас основания? Основания зиждутся на каких-либо доказательствах!

- Я еще раз могу подтвердить свою позицию.

- Я уже сказал о требованиях пленума Верховного суда: ваша позиция должна быть подтверждена убедительными доводами. Вы их не представили. В прошлый раз, когда продлевали, следователь обосновывал это тем, что надо выполнить статью 217 (статья «Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела» Уголовно-процессуального кодекса - прим. rostof.ru). А сейчас чего? Просто в отместку, что он не признает вину? Почему? - не останавливался адвокат.

- Чтобы выполнить требования статей 215 (статья «Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением» Уголовно-процессуального кодекса - прим. rostof.ru) и 217, - отвечает после паузы следователь.

- В прошлый раз речь тоже шла о том, чтобы выполнить эти требования. До сих пор не выполнили. Вы не хотите их выполнять? Почему мы повторно собираемся на тех же основаниях - 215-й и 217-й?

- …

- Ваша честь, следователь не знает, почему продлевают.

«Другого и не ожидал»

Судья предоставил возможность высказать свое мнение по ходатайству следкома помощнику прокурора Ворошиловского района Юлии Чистяковой.

Она сказала примерно о том же, что и следователь: что следствие не окончено, обвиняемый может повлиять на коллег, скрыться и добавляет, что сейчас проводится строительно-техническая экспертиза, и после завершения необходимо будет время, чтоб с ее результатами  ознакомились Илюгин и его защитники.

- С учетом всего изложенного я считаю, что следователь обоснованно полагает, что необходимо в настоящее время продлить срок содержания Илюгина под стражей на один месяц. Ходатайство адвоката Семенчукова об избрании иной меры пресечения я читаю, не подлежит удовлетворению, и прошу его отклонить, - заключила Чистякова.

Затем с продолжительной речью выступал адвокат, который сказал, что это уголовное дело было возбуждено, по сути, для публичной порки: чтобы произвести фурор борьбы с чиновниками, которые якобы потворствуют тому, что в Ростове образовалось большое количество дольщиков.

Фото: из архива Екатерины Илюгиной

- Я считаю, что содержание Илюгина в СИЗО является пыткой. Они (следственные органы – прим. rostof.ru) сейчас делают суд заложником в данной ситуации, потому что понимают: если суд продлевает содержание под стражей, он не станет рисковать и оправдывать Илюгина. Вот основная мысль следствия, - сказал Геннадий Семенчуков.

Когда судья ушел в совещательную комнату, на Романа Илюгина надели наручники и вывели из зала.

Суд совещался около часа.

Приговор слушали стоя. В течение десяти минут судья зачитывал материалы документа и закончил следующим:

- Суд постановил оставить ходатайство адвоката обвиняемого Семенчукова об изменении меры пресечения без удовлетворения, продлить срок содержания Илюгина Романа Борисовича на один месяц, всего до пяти месяцев 11 суток, то есть до 22 июля включительно.

- Понятно? Не слышу, - спросил он у обвиняемого, повысив громкость голоса.

- Понятно, другого и не ожидал.

Адвокат Романа Илюгина планирует подать апелляционную жалобу в областной суд на этой неделе.

Теги: