Составители семейной истории

Общество

Автор/авторы: 

14.03.2018
О том, кто такие генеалоги и в чем заключается их работа
Фото: Анна Кобыляцкая

14.03.2018, /=РО=/Уже более 10 лет Галина Лысенко и Оксана Компаниец занимаются необычным делом — ищут в архивах сведения о предках других людей, составляют родословные и помогают найти родственников, о существовании которых раньше не было известно. Генеалог — так называется их профессия. Они рассказали /=РО=/, где ищут информацию, что такое ревизские сказки и сколько нужно времени для того, чтобы составить своё генеалогическое древо.

«Дайте мне мою родословную!»

— Думаю, о том, что есть профессия генеалог, знают немногие. А как вы стали этим заниматься?

Галина: — Как-то раз совершенно случайно я вышла в Интернете на сайт «Всероссийское генеалогическое древо». Это крупнейший в России ресурс по генеалогии, на котором есть огромный форум, где можно пообщаться на эту тему. Я почитала, и мне показалось это очень увлекательным. Ещё я поняла, что не знаю ничего про свою семью, и начала искать информацию. Стала активно общаться с другими людьми на форуме, задавать вопросы. Потом стали спрашивать у меня, люди из других городов просили поискать что-то в нашем ростовском архиве. Так постепенно накопился опыт и определённые возможности.

Оксана: — Историей своей семьи я начала интересоваться во время декретного отпуска. Узнавала что-то у родственников, сидела на том же сайте ВГД («Всероссийское генеалогическое древо»), активно общалась на форуме, где мы и познакомились с Галей. А когда встретились с ней очно, решили объединиться и заниматься поиском информации и составлением родословных для других людей.

— Среди ростовчан такие услуги востребованы?

Г.: — Вообще мода на генеалогию пришла где-то в 2000-е годы. Видимо, народ поехал в Европу, увидел семейные гербы и решил искать у себя дворянские корни. А потом это стало распространяться среди широких слоёв населения. Я заметила, что сейчас в архив ходят совсем разные люди: начиная от студентов и школьников, которые хотят найти какие-то данные о своих прабабушках, и заканчивая очень пожилыми людьми, которые ищут то же самое. Ещё, наверное, своё дело сделала телепередача «Моя родословная», она шла на «Первом канале» лет 10 назад. В ней составляли родословные нынешних знаменитостей. Популяризаторский момент передачи дал эффект. Я даже помню, как после этого стали приходить в архив люди и говорить чуть ли не «Дайте мне мою родословную!». В телевизоре-то весь процесс поисков показан быстро.

О: — Мне кажется, что интерес к истории своего рода появился ещё и с распространением Интернета. Люди попадают на тот же сайт ВГД и задаются вопросом: «А почему я ничего не знаю о своих предках?».

Чуждая буржуазная наука

— То есть изначально мода на генеалогию пришла в нашу страну извне?

Г: — Не думаю, что совсем так. Генеалогию как предмет преподавали в московском университете ещё до революции. А после 1917 года генеалогия была объявлена буржуазной наукой, чуждой советскому человеку.

О: — В советское время это стало не принято. Ты должен был быть просто советским человеком, а о том, кто твои предки, ты не должен был помнить.

— А до революции люди хранили сведения и документы о своих предках?

Г: — Это зависело от сословия. Например, крестьяне, которые работали от рассвета до заката, передавали сведения устно. Были только поминальники в тех семьях, где знали грамоту. В поминальниках записывали имена умерших предков, за которых нужно было ставить свечку в церкви. А собранием документов своих предков могли похвастаться только состоятельные купцы и люди из высшего общества.

— Кто сейчас обращается к вам за помощью и с какими просьбами?

Г: — В основном, это люди ближе к сорока годам и старше. Молодёжь не обращается. Наверное, до этих интересов надо дорасти. А запросы самые разные. Начиная с поиска информации о конкретном человеке и заканчивая составлением родословной. Также иногда людям нужно найти документальное подтверждение национальности предков или их места проживания для получения гражданства.

Метрики и сказки

— Как строится ваша работа?

О: — Мы начинаем с анализа информации, которая есть у клиента. Выясняем, это просто семейные легенды или есть документальные подтверждения. Потом мы проводим предварительное исследование, чтобы приблизительно определиться, где будем искать информацию, и описать масштаб работы клиенту. В поиске мы отталкиваемся от какого-то конкретного предка. И в этом случае важны три вещи: нужно знать, как его звали, где он жил и в какой период времени. Даже если нам известно только, к примеру, имя и место жительства, этого недостаточно, потому что мы не сможем просмотреть в архиве все документы за двести лет.

— А с какими источниками информации вы работаете?

О: — В основном, это метрические книги, или просто «метрики», которые хранятся в архиве. Раньше они велись при церкви. Они состоят из трёх частей: о родившихся, бракосочетавшихся и умерших. То есть все главные события, которые происходили с прихожанами, записывались в метрические книги. А с советского времени эти функции перешли к органам ЗАГС.

Г: — Ещё мы обращаемся к ревизским сказкам, если надо найти информацию о крестьянах. Ревизские сказки — это специальные переписи крестьян, которые были в Российской империи. В них тоже немало информации. Например, если в метрических книгах отражается определённый факт, то в ревизских сказках есть весь состав семьи. Но эти переписи проводились нерегулярно: за историю нашего государства было всего 10 ревизий, последняя — в 1858 году.

О: — Как раз на этом и основан сюжет «Мёртвых душ» Гоголя. Ревизии проводились с большими временными промежутками, некоторые люди за это время умирали, а в ревизских сказках продолжали значиться. И только при следующей ревизии указывали, что они уже умерли.

Бесконечный процесс

— Какие интересные случаи были в вашей работе?

О: — Когда мы только начинали работать, нам написал человек из Франции, потомок белого казака, который когда-то эмигрировал. Француз хотел узнать больше о своей семье и найти ныне живущих родственников, которые, возможно, у него были. Мы искали документы в Новочеркасске, потому что, по рассказу нашего клиента, его предок жил там. Но выйти на какие-либо следы нам никак не удавалось. Дело сдвинулось с места относительно недавно, когда картина дополнилась документами из французского архива. Дело в том, что я периодически живу во Франции, и у меня есть возможность работать и там. Оказалось, что этот казак жил в станице Владимирской, а не в Новочеркасске.

Бывает, что выходишь на очень интересные сведения, которые никогда не предполагал найти. Так было с нашим другим клиентом. Мы выяснили, что его предкам принадлежали рыбные заводы на побережье Азовского моря, семья была очень богатой и жила в огромном доме. Хотя когда начинали искать, никто не знал, к какому сословию принадлежали его предки.

— Сколько у вас уходит времени на составление родословной?

Г: — Зависит от многих нюансов, но если брать очень усреднённо, то года три как минимум. А вот свою родословную я составляю до сих пор. Вообще, мне кажется, это бесконечный процесс, потому что я продолжаю искать, и постоянно всплывают какие-то подробности.

Теги: 

Print Friendly, PDF & Email