«Ростов официальный»

Как сохранить исторический центр?

 № 18 (857) от 27.04.2011  ТЕМА НЕДЕЛИ
Как сохранить исторический центр?
Город объявил о намерении реконструировать исторический центр и создать Солдатскую слободу — участок, включающий в себя памятники архитектуры, в границах улиц Большой Садовой — Набережной — проспекта Островского — проспекта Соколова. Это стало поводом к обсуждению важной темы вообще: как в Ростове обстоят дела с сохранением памятников истории и культуры? Какие проблемы в этой сфере существуют? В редакции «Ростова официального» состоялся круглый стол, посвящённый этим проблемам. Инициатором выступил Александр КОЖИН, председатель совета регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Предлагаем вашему вниманию разговор, который длился два с половиной часа вместо запланированного часа. Такой глобальный выход из регламента лишь подтверждает: тему мы подняли очень необычайно важную для города, и высказаться по ней пожелало большинство приглашённых.


Список приглашённых:

Заместитель председателя совета РРО ВООПИиК Станислав ЛЕСНИКОВ

Заместитель министра культуры Ростовской области Валерий ГЕЛАС

Главный специалист отдела охраны памятников министерства культуры Ростовской области Ирина ГУСЕЙНОВА

Ведущий специалист отдела охраны памятников министерства культуры Ростовской области Ирина ГУРЖИЕВА

Председатель правления Ассоциации строителей Союза архитекторов Эдуард ПОЛЯНСКИЙ

Заместитель начальника управления по надзору за исполнением федеральных законов областной прокуратуры Юлия ВЕЛИКОИВАНЕНКО

Главный архитектор города — директор департамента архитектуры и градостроительства Павел ВОРОНЦОВ

Председатель постоянной комиссии по местному самоуправлению городской Думы Татьяна ГЕОРГИЕВА

Депутат городской Думы по избирательному округу № 9 Железнодорожного района г. Ростова Евгений МАЕВСКИЙ

Депутат городской Думы по избирательному округу № 13 Ленинского района г. Ростова Виталий ЛАЗАРЕВ

Заместитель МУ «Дирекция Кировского района» Татьяна КУЗНЕЦОВА

Директор департамента муниципального имущества и благоустройства Инна НЕСТЕРОВА

Руководитель архитектурной секции РРО ВООПИиК Александр СТАДНИК

Архитектор-реставратор АРМ-1 «Спецпроектреставрация» Любовь ВОЛОШИНОВА

Исполнительный директор ассоциации рынков Ростовской области Сергей КУРГАНСКИЙ

Руководитель Института архитектуры и искусств ФГОУ ВПО «ЮФУ» Виталий КОЛЕСНИК

От редакции присутствовали:

Евгения ВАСИЛЬЕВА — главный редактор

Янина ЧЕВЕЛЯ — заместитель главного редактора

Илона КУВАЛДИНА — журналист, начальник отдела новостей

Евгения Васильева:

— По вопросам исторических памятников мы получаем много звонков и обращений наших читателей. Поэтому обязательно надо говорить об этом. Ещё раз поприветствую всех собравшихся. Очень надеюсь, что мы будем чаще встречаться. Представляю Александра Олеговича Кожина, который стал инициатором круглого стола на нашей площадке, и хочу предоставить ему первое слово.

Александр Кожин:

— Мы не первый раз приходим в это культовое здание, где располагается редакция «Ростова официального». Это бывшая школа, мемориальная доска напоминают о том, что здесь учился Солженицын. Место особенное. И здесь поднимаются вопросы, которые вызывают определённый резонанс, и наши встречи ранее приводили к каким-то конкретным действиям. Когда мы обращаемся к СМИ, всегда следует результат. Это и мораторий на массовое строительство в историческом центре города, это и концепция планировки центра. Группа архитектора Солнышкина работала в связке с питерскими проектировщиками, разрабатывавшими наш генплан. Участвовали и наши коллеги — реставраторы, которые являются членами Всероссийского общества охраны памятников, специалистами, которые давно занимаются этими вопросами. Они были авторами идеи первой охранной зоны, которая принималась ещё в 91-92 годах.

Время, которое выбрано для сегодняшней встречи, тоже неслучайно, потому что 18 апреля — Международный день охраны памятников. Один из наших активистов, Владимир Конюхов из Новочеркасска, подсчитал, что Международный день охраны памятников истории и культуры в 25-й раз отмечается на донской земле. Его впервые стали праздновать во всём мире в 1984 году. Хотя решение об этом было принято чуть раньше, в 1982 году. Так что и место знаковое, и время — 20 апреля. В эти дни идёт месячник охраны памятников, когда мы говорим обо всех тех проблемах, которые у нас есть.

Проблемы весь год существуют, но в этот промежуток времени удаётся обратить на них внимание, больше собрать людей, больше об этом сказать.

Я бы хотел, чтобы для затравки с первым сообщением выступил руководитель нашей архитектурной секции Александр Борисович Стадник. Ему слово, и дальше мы уже перейдём к следующему вопросу.

Александр Стадник:

— Уважаемые коллеги! Последнее время основной задачей архитектурной секции общества охраны памятников является координация и поиск продуктивного диалога между участниками работы, включающей две противоречивые стороны. С одной стороны, это желание сохранить старую часть города, по возможности в том виде, в котором она дошла до нашего времени. А с другой стороны, это участники строительного проекта в центре города, который тоже невозможно остановить. И эти две тенденции постоянно приводят к разнообразным обсуждениям и в редких случаях даже к конфликтам. Поэтому поиск взаимодействия в этом вопросе — он чрезвычайно важен. Утрачены принципы сохранения наследия параллельно с развитием нового строительства.

В нашей стране это вызвано неразвитостью органов охраны, отсутствием финансирования данной сферы и серьёзных программ в этом направлении. Но, находясь в начале пути, было бы не лишним учесть опыт европейских организаций по охране памятников. Которые, при наличии огромного финансирования, очень большого опыта в своей работе, в настоящее время тоже зашли в тупик. Потому что деятельность по охране памятников в настоящий момент обособилась, превратилась в самостоятельную силу. Эта сила, по словам Наталии Дужкиной, профессора и эксперта по всемирному наследию, настолько стала самодовлеющей, что организованы даже свои учебные предприятия, своё производство. Охрана памятников включилась в банальную борьбу за рынок. Следствием этого стало вытеснение архитекторов из области архитектурного проектирования, связанного с историческими зданиями. И как результат, на последнем биеннале в Венеции был опубликован манифест, из которого следует, что 12 процентов всей территории суши планеты покрылось охранными зонами. Специалисты по охране памятников даже уже не знают, что делать со всей этой своей империей.

Поэтому, я надеюсь, мы учтём чужой опыт и сумеем охранять архитектурное наследие, не ввязываясь в подобные конфликты.

Охрана памятников связана с огромным числом лицензий, к получению которых допускаются не все архитекторы, что тоже вызывает массу неудобств.

Что касается нашей Солдатской слободы. Здесь очень важно выработать общую консолидированную позицию, отражающую как предмет охраны, так и необходимость строительства в центре.

До сих пор требования, кающиеся строительства в исторических зонах, невнятны. Они включены в Правила землепользования и звучат только как некое ограничение высотности в центральном планировочном районе. Границы этого района тоже весьма расплывчаты. И особенно настораживает понятие «необходимость нового строительства в данной зоне по аналогии с существующими старыми строениями — памятниками архитектуры или просто средовыми зданиями».

На этом вопросе хотелось бы остановиться отдельно, потому что невозможно двигаться дальше и обустраивать центр города, имитируя старую застройку. Я предлагаю исходить из того принципа, что современные люди строят современные здания. Качество этого строительства — это уже другой вопрос, и на данный момент тоже очень болезненный. Потому что градостроительными законами, существующими на данный момент, основанными на Градостроительном кодексе, контроль как таковой исключён из деятельности администрации города. На сегодняшний день весь контроль, осуществляющийся в центральной части города, — это профессиональная воля нашего главного архитектора города. Все заказчики имеют полное право не согласовывать, что они строят, как они строят.

Поэтому, пожалуй, основной вопрос контроля состоит в разговоре о качестве среды, которую мы можем создать в городе. И, конечно же, необходимо было бы определиться с объёмно-планировочными параметрами Солдатской слободы. Является ли ею только заповедная территория между Будённовским-Соборным ниже Соборной площади или мы имеем возможность включить сюда территорию от Соколова до Островского и от Садовой до Набережной. Это тоже очень важный вопрос, связанный с финансами, с организационной политикой.

Основное наше предложение состоит в том, чтобы, согласовываясь с политикой ЮНЕСКО, в соответствии с политикой Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, руководствоваться принципом, который был высказан на одном из заседаний комитета его директором Франциско Бандарином*. Он на совещании о строительстве современных зданий в центре Вены сказал, что «мы обязаны следить за качеством застройки в исторических центрах городов». При этом «мы категорически против архитектурного маньеризма, подделывающегося под старину».

Ростов, к сожалению, наступил на эти грабли. Попытки ориентироваться на исторические реминисценции по всей стране и в том числе в Москве в последние 20 лет привели к тому, что есть вывод: следует полностью отойти от так называемого средового подхода, который приводит к деградации архитектурной среды по следующим принципам. Мы не имеем возможности, воссоздавая или имитируя средовую архитектуру, делать качественные здания на уровне памятников архитектуры. Поэтому, сымитировав старину, одна волна строительства демонстрирует более низкое качество. Следующая волна энтузиастов средовой архитектуры отталкивается от архитектуры с пониженным качеством, получая ещё худший результат. Таким образом, средовой подход архитектуры, понимаемый как строительство, подделывающийся под исторические стили, приводит к полной деградации качества архитектурной среды. И контроль за качеством среды, в которой используются современные средства, современная архитектура, зависит от той политической воли, которую мы выработаем вместе с городской администрацией и с главным архитектором города.

Александр Кожин:

— Я хочу добавить к тому, что говорилось. Что касается заповедной зоны, здесь самое главное — сохранить то, что мы имеем. Попытки такие делаются. Есть собственники, которые стараются, заказывают реставрацию дверей, пытаются стеклить окна в металлопластике под дерево или вообще в дереве, что дороже.

Но вот меня волнует один момент, связанный с той темой, которую мы поднимали раньше, — это сохранение исторического центра и качество жизни тех людей, которые здесь живут и ведут свой бизнес. 18 апреля мы проводили акцию, которую проводим каждый год: напоминаем о том, что у нас является самым важным в городе. В прошлом году журналисты ростовских изданий поднимались на крышу дома Максимова**, оттуда могли снимать панораму Солдатской слободы. Снимали этот не снесённый пока гиперларёк дома Бояркина***. Тогда был известен собственник дома Максимова — Николай Иванович Соронча, у нас была зелёная улица, поднимались и всё это смотрели. На доме висела доска, что это памятник истории и культуры, охраняется государством. Хотя на тот момент (в этом году уже исполняется 10 лет с начала разбирательств), существовало неправомерное, на наш взгляд, решение суда Ленинского района Ростова, предписывающее обязать администрацию области, губернатора исключить здание из списка памятников истории.

А вот в этом году, когда мы собрались у этого здания, я вижу — таблички уже нет. Там уже другой собственник. Это здание является самым главным зданием в ансамбле Солдатской слободы, здесь проходила акция, которая должна была напомнить, что когда-то его надо привести в порядок, убрать пристройки, которые к нему сделаны.

Вроде бы первые шаги были предприняты — убрали киоски, которые намертво стояли на проезжей части на Семашко между Станиславского и Оборонной. А тут выясняется — новый собственник, который снял табличку. Мне один человек из охраны здания сказал: на время будем стены красить. А второй говорит: решение суда-то есть, его же никто не отменял, вот и сняли табличку. Я им напомнил, что решение никто не отменял, но оно не может быть и выполнено. Но, тем не менее, получается, что новый собственник думает, что он получил карт-бланш на использование и изменение здания на своё усмотрение. Пусть здесь торгуют, да, потому что второй этаж, где раньше находилась государственная служба 19 века, а первый этаж был торговым. Но здание-то историческое, его нельзя просто без правил использовать.

Десять лет прокуратура бьётся, обжалует решение Ленинского суда по дому Максимова. Но дело в том, что решение-то пока не отменено. И видимо, обращение должно быть уже не только к министерству культуры области, не только к администрации города, но и к губернатору, на которого это решение суда должно повлиять. И к президенту, видимо. Причём я посмотрел дело, там же дела нет как такового. Там просто тоненькая папочка, в которой написано, что здание очень старое, и по этой причине его нужно исключить из списка памятников.

Так что по дому Максимова я попытался навести справки — кто же хозяин? Кроме имени, которое я не знаю, правильно ли расслышал или нет, больше ничего не услышал! Вот новый собственник, какой-то парень. Но дело в том, что этот парень должен понимать, что если он покупает здание, то, значит, он покупает здание с обременением. Ведь это всё-таки памятник. По которому, может, и принято решение суда, но оно может быть отменено. Во всяком случае, оно не может быть выполнено. И вот я думаю, что к каким-то конкретным мерам может привести и наше сегодняшнее мероприятие. Потому что, вот, ко мне подошли люди. Они видели, как уродуют это здание. Они говорят: как же так?! Мы здесь десятки лет работаем, а теперь читаем о том, что будет что-то изменено?

Мы читаем в газетах, что Соборный будет пешеходной зоной, а Семашко — нет. Логики в этом я не вижу. Всё-таки Семашко — это самый торговый переулок города. И по идее, тут можно было бы предусмотреть пешеходные зоны — и на Семашко, и на Соборном.

Есть охранная зона утверждённая, одна из немногих охранных зон, которые были у нас утверждены: Сурб Хач, дом Максимова… Собор и в целом эта Солдатская слобода, которая ещё не подписана, но она разработана государственным учреждением «Донское наследие». Но всё-таки, какая перспектива у Слободы?

Пишут, что здесь будет подземная парковка и будет пешеходная зона, кто-то говорит, что нет, не будет, будет разворот для транспорта… Единственное благо этого разворота, если отвлечься от всего остального, — это то, что благодаря этому найдено законное основание снести гиперларёк. Но если есть утверждённая охранная зона, то министерство культуры может выступить барьером на пути того, что здесь будут подземные парковки? На развитии территории будет именно в таком плане? Я думаю, будет логично, если по линии министерства культуры, Валерий Михайлович, чтобы вы высказались.

Валерий Гелас:

— Прежде всего, я хотел бы всех поблагодарить за то мероприятие, которое было сегодня организовано. Спасибо Евгении Михайловне за предоставленную нам возможность. Сегодня здесь собрались представители, которые определят значимость сохранения объектов культурного наследия.

Что касается озвученного вопроса. Я не знаю, как ответит министерство культуры в отношении дома Максимова. Здесь надо разбираться, когда это было решение. Лет 10-15 назад, наверное?

Александр Кожин:

— В 2001 году.

Валерий Гелас:

— 10 лет назад, получается. Тогда министерство культуры этими проблемами вообще не занималось. Полномочий у нас соответствующих не было, поэтому мы не могли заниматься этими вопросами. Это первое.

Что касается, как вы говорите, охранных зон. Безусловно, никому не возбраняется сегодня придумывать, сочинять, фантазировать. Это право каждого человека. Когда появилась статья по поводу этих фантазий про парковки, мне показали и спросили: вы видели? Я говорю: человеку нравится — он пишет. Ну и пусть пишет. Но, опять-таки, если это будет нарушением закона, если это будет плохо влиять на сохранность памятников, которые находятся на данной территории, безусловно, никогда в жизни министерство культуры не согласует и не подпишет, и не позволит, чтобы этот проект проводился. Это я сразу говорю.

Потому что орган исполнительной власти стоит на том, чтобы исполняли закон, и законы эти направлены на сохранение объектов культурного наследия. Конечно, как мы можем позволить строить подземные уровни, если это может разрушить наш великий храм и угрожать строениям, которые находятся в той же охранной зоне.

Хотел бы сказать о проблеме, которую Стадник обозначил, вопрос относительно архитектора города. Я согласен, что ситуация с качеством строительства непростая. С одной стороны, мы не можем в этой ситуации сдерживать развитие, но мы должны, конечно, максимальные усилия предпринимать для сохранения той части города, которая своеобразна, интересна, которую мы должны оставить.

Естественно, всё идёт вперёд. По большому счёту вся история служит человеку. Мы все прекрасно знаем: здесь всё взаимосвязано. Но плохо, что сегодня идёт согласование на такое безобразное строительство, которое у нас в городе появляется.

Высотки неинтересные, однообразные. Наверное, это неправильно. Я не знаю, чем это регламентировано и как можно сделать так, чтобы городские власти могли на такие проекты влиять. Должен существовать архитектурный совет, который призван выносить свой вердикт. Чтобы главный архитектор города мог выступать на совете, объясняться, рассказывать, продвигать какие-то интересные проекты. Конечно, это нужно делать. А то слились и безобразие, и культура — уже у нас всё в одном винегрете.

Два слова хотелось бы сказать по поводу объектов культурного наследия, находящихся в городе Ростове-на-Дону. Этих объектов в городе — 480. Достаточно много. Из них в плохом состоянии — порядка 35 процентов. И плюс в аварийном состоянии находятся пять процентов. Это не трагедия, но это плохо.

Все те меры, которые мы стараемся применять в своих рамках, эффективно действуют. Поэтому на всех тех съездах, которые проводятся под эгидой Министерства культуры РФ, Госохраны и так далее, всегда поднимаем вопрос о том, что нужно ужесточить законодательную базу. Открыто говорят на уровне депутатов Госдумы, что закон несовершенен. Потому что за период девяти лет его работы уже чуть ли не 40 или 50 поправок внесено. Ну что это за закон?

Хорошо бы, если бы ужесточили сегодня меры по наказанию за разрушения, за нарушение норм содержания объектов культурного наследия, жилых домов и так далее. Рассматривается вопрос вплоть до того, чтобы штрафы ввести до миллиона рублей, уголовную ответственность — до пяти лет и так далее. Всё это рассматривалось.

Но пока будет существовать штраф с частного лица тысяча рублей и с юридического лица десять тысяч рублей, у нас будут валить все эти памятники, отдавать штрафы — и ничего у нас не поменяется.

Конечно же, проблема — в законодательной базе. И здесь у нас очень много вопросов, которые мы не можем решать.

Отношение руководства муниципальных образований к памятникам тоже не совсем нормальное сегодня. Рассказываю, почему. Почему-то все объекты культурного наследия, в которых проживают люди, практически не рассматриваются — в плане переселения в программах по жилью и так далее. Но там же люди, граждане наших муниципалитетов — в Ростове, Таганроге, Новочеркасске... Там же люди живут. А им говорят: «У вас — памятник. Мы не будем рассматривать, потому что это не наша проблема» и так далее. Не должно такого быть! Мы сегодня всех руководителей муниципальных образований, где основная часть памятников архитектуры находится, убедительно просим не рассматривать вопрос таким путём. Опять-таки, видите, у нас просьбы только. У нас нет таких методов воздействия, чтобы, извините, принять силовое решение. Того же мэра раз оштрафовать за бездействие, за невключение здания в программу по переселению.

В первую очередь нужно рассматривать объекты культурного наследия. Это история любого города, любой территории Ростовской области. А у нас они почему-то на самом последнем месте находятся, и решается их судьба с большим трудом.

Сейчас вот пошёл вперёд Таганрог. Здесь начали в первую очередь рассматривать объекты культурного наследия. То есть какие-то варианты решения есть. Но это всё пока мелочи. Если такими шагами мы будем двигаться — просто потеряем действительно те памятники, которые у нас есть.

Не секрет, что в основном всем историческим постройкам гораздо больше 100 лет. И любое строение имеет предел своей возможной жизни. Естественно, если только таким образом, как говорит закон, пользователем или собственником обеспечивать сохранность памятников, я думаю, что надолго нас не хватит, и мы придём к разрушению всего того, что у нас есть.

Хорошая статья была в Федеральном законе номер73****, её почему-то в прошлом году убрали, о компенсации. Должна быть заинтересованность и пользователей здания, и собственников в сохранении памятников. Чтобы они хотя бы какую-то льготу получали, возмещение за сохранение памятника, теперь этого нет.

Нас с Западом очень сложно сравнивать, потому что там нет столько памятников, сколько есть у нас, у нас гораздо больше — история потому что гораздо богаче. И здесь невозможно в масштабах сравнить любой европейский город с нашим Ростовом. Но там тоже ведь эта статья работает. Если собственник или пользователь вкладывает средства на сохранение данного памятника, ему выдаётся компенсация. И он заинтересован в том, чтобы выделять деньги на то, чтобы привести в порядок памятник. У нас эта статья выпала, потому что это должно быть заложено в бюджете государства, должны разрабатываться определённые методики, которыми просто никто не хочет заниматься.

Мы открыто об этом говорим и не боимся, потому что на нас полномочия эти легли, мы отвечаем за это.

Есть ещё один сложный момент — это обременение. Это момент, который даёт право иногда разрушать наши памятники. Хотя если взять статистику в нашем регионе и в других, то у нас статистика очень положительная. Но это не значит, что у нас всё хорошо и в области прекрасно. Конечно же, нет. И если мы не будем работать, то будем иметь такую же статистику, как в других регионах РФ, где уничтожается каждый день практически один-два памятника. У нас такие примеры единичны из-за того, что идёт программа обременения. У нас не вёлся реестр памятников. И только в этом году, 1 января 2011 года, он официально введён. И сейчас мы готовим документы о включении в реестр местного наследия. Это важно. Нам постоянно говорят на судах: а спорный объект в госреестре? Нет? Ну а что вы тогда хотите? И мы проигрываем суды.

В январе в Ростове будет всероссийское совещание под эгидой Министерства культуры РФ как раз по вопросам обременения. Сюда приедут руководители, которые занимаются, в том числе проблемой сохранения памятников по России. Не знаю, что будут обсуждать и что будут принимать в этом отношении, но пока реестра у нас не будет, не будет и возможностей влиять на ситуацию. Да, он формируется, но всё идёт очень сложно, только документы и подготовили — вдруг Росохранкультуры расформировали. Кто теперь занимается? Никого нет. Всё опять остановилось. Кто историко-культурную экспертизу инспектировать будет? Никто не назван! Проблем очень много.

Хотел бы сказать: безусловно, мы обеспокоены ситуацией, которая происходит в плане сохранения объектов культурного наследия. То, что касается сегодняшней темы — исторической части центра города Ростова, я думаю, если сегодня руководство города обратит на это внимание, мы будем помощниками и станем работать на то, чтобы сохранить для наших детей эту среду.

Александр Кожин:

— Можно поспорить по поводу старых европейских городов.

Ирина Гуржиева:

— По дому Бояркина два слова. Обратил внимание Гелас на беззубие закона, в условиях которого нам приходится работать, не имея нормативных подзаконных актов и по реестру, и по системе историко-культурной экспертизы, которая только начинает жить.

Министерство готовит ряд очень важных документов. В частности, подготовлен не такой, как у Солнышкина — у него уже морально устаревший — проект охранных зон Солдатского подворья. Сейчас он называется «Проект охраны зон объектов культурного наследия регионального значения, комплекс сооружений кафедрального собора Рождества Пресвятой Богородицы». Он включает 28 объектов, в отношении которых поставлены задачи реставрации и восстановления. О чём мы написали письмо в администрацию города, которая занимается планировкой этого района.

Наше требование — отреставрировать все объекты культурного наследия в охранной зоне, включающей целое соборное подворье. Это не смешно, потому что мы понимаем, что госрублём мы не поможем. А в законе написано, что содержатель обременён обязанностью сохранять объект архитектурного и культурного наследия. Без муниципальной поддержки, без программы городской по сохранению (мы сейчас говорим о муниципальных памятниках) нам сложно.

Что касается торгового дома Максимова. Предписали демонтировать металлические конструкции, пристроенные к объекту культурного наследия регионального значения, — собственник от этого никуда не ушёл. Было откорректировано 14-е постановление администрации города, в котором обозначен дом Максимова как объект культурного наследия. На основе документации, которая будет на историко-культурной экспертизе рассмотрена и утверждена соответствующим нормативным документом, постановлением администрации области, мы требуем внимания к этому дому и возвращения его исторического облика. Мы рассматриваем документ, который будет нормативным по отношению к каждому объекту, который нас волнует в Солдатской слободе. Это будет особый подход к среде, в которой эти памятники должны существовать. В своём масштабе, в своём облике историческом.

Мы подготовили богатейший исторический материал. Сохранены все исторические планы, указаны все памятники, найдены к ним очень серьёзные исторические данные, выполнена графика в тех цветах, которые определяют и выявленный исторический объект, и его среду. И, наконец, вспомним, что есть 315-е постановление, в сфере которого мы сейчас выполняем все нормативные обязательства по отношению к охранным. Я считаю, что это очень серьёзный документ, который газета должна рассмотреть, показать, дать возможность людям увидеть его, и порадоваться тому, что у нас есть такой серьёзный хороший документальный материал.

Это не только Соборный, это и Ливенцовка, кстати, это и Елизаветовская. Сейчас мы ждём, когда нормативно утвердим историко-культурную экспертизу, которая станет базой для защиты памятников.

Александр Кожин:

— Когда будет отменено решение верховного суда в отношении дома Максимова?

Ирина Гуржиева:

— Мы не признаём решение Ленинского суда, потому что нет решения правительства. И мы в рамках нормативных законов включили этот объект постановлением администрации области в перечень тех, что находятся на госохране.

Виталий Лазарев:

— Это слова министерства или отдельного работника?

Ирина Гуржиева:

— 14-е постановление администрации области включило дом Максимова в списки региональных объектов. Несмотря ни на что.

Виталий Лазарев:

— Решение суда когда было?

Александр Кожин:

— Первое решение суда было в 2001 году, а решение Верховного суда — в 2007 году. Решение, которое не может быть выполнено. Потому что идея о том, что здание старое, и его поэтому надо исключить из списка памятников, у всех нормальных людей вызывает смех. А в суде, видимо, это не прочитали, а просто подтвердили решением Ленинского суда, потом областного, а потом президиумом областного. Вот здесь присутствует представитель прокуратуры. Я считаю, что и закон у нас, и прокуратура, это я по материалам Москвы и Питера знаю, что они активно выступают за то, чтобы законодательство соблюдалось. Представители генеральной прокуратуры действительно занимались подворьем. Приглашали собственников на беседы, говорили относительно центра. Это было уже 4-5 лет назад. Но какой печальный вывод я сделал. Тогда мы говорили о том, что главное нарушение — гиперларёк. Ещё одно нарушение — это неснесённые бетонные пристройки к старинному каменному зданию, дому Максимова. Видимо, была нарушением и стоянка перед собором. Из всего того, что тогда пять лет назад называлось, выполнено было только одно — запретили пользоваться стоянкой, и она стоит пустая уже четыре года. Вот единственный. Сейчас, насколько я знаю, прокуратура занимается проверкой тех фактов в отношении аварийных зданий и зданий памятников истории культуры. Если здание аварийное, отселённое, это не обязательно значит, что его надо сносить. Возможно, есть необходимость его сохранять как памятник. Эта программа должна быть принята на уровне города. На Западе такие программы есть, когда здание продаётся за один доллар, но покупатель обязан о нём заботиться. У нас нет гарантии для собственника, что за строение ему не придётся платить как бы двойную цену — за покупку этого кусочка земли и потом за обременение.

Возможно ли на уровне городской Думы это поменять, эту ситуацию?

Виталий Лазарев:

— Уважаемые коллеги! Совершенно непонятна позиция отдельных сотрудников министерства культуры — при всём уважении и к министру, и к вам, уважаемый замминистра. Дело в том, что сегодня обязывать собственника ремонтировать фасады, в том числе в зданиях, которые являются памятниками, можно только лишь на основании закона. Для нашего города таким законом будет являться закон области. Мы изучали аналогичные законы других регионов, в том числе Москвы. До тех пор, пока министерство культуры области, не знаю, кто угодно, не инициирует внесение закона, никто никакие фасады не будет ремонтировать ни за бюджетные средства, ни, тем более, частники не будут думать о фасадах вообще, первый шаг должен быть — это закон Ростовской области. За основу закон Москвы можно взять.

Чтобы разрядить ситуацию, сообщу интересную информацию. В гербе Ростова, который мы восстановили ещё в городской Думе первого созыва, не узаконили веночек и корону. В последний раз мы говорили с главным геральдмейстером нашей страны в Санкт-Петербурге, пытались узаконить эти корону и веночек. Корону он нам согласовал, теперь три таких короны в России — шапка казанская, московская и наша, остальные все немецкие ломаные. Венок он так нам и не согласовал. Причём аргумент был: это старая форма щитодержателя. По новым правилам должна быть новая форма — чудные животные, атланты и прочее. И тут же мы выходим — заходят представители другого города после нас. Маленький военный городок. У них ситуация прямо противоположная — они принимают новый герб, где главное в гербе — ракеты. И им эти же люди, которое нам сказали: старое нельзя, говорят: а что вы пришли с таким проектом герба? Должно быть старинное оружие, щиты, мечи. Аргументируют горожане этого города: ну хорошо, но когда принимали гербы в старой Европе, это было самое современное оружие — пики, копья, мечи. Сейчас мы хотим, чтобы на гербе было наше современное оружие — ракеты.

Вот позиция у одного и того же органа: старое нельзя — давай новое, и наоборот.

Поэтому здесь можно до одури спорить. Чтобы наши споры были конкретными необходимо, чтобы каждый шаг наш был защищён законом и регламентирован. И здесь, к сожалению, проблема на проблеме. Начиная с самого маленького: в своё время была принята охранная зона собора, от Московской до Дона, и прописали: не может быть в данной зоне торговли. То есть рынок Центральный надо убрать теперь, рыночки все надо убрать. Да, никто не занимался защитой данного законодательного акта, поэтому и рынок существует, и рыночки существуют. Но когда пошёл сыр-бор вокруг цветочного рынка, когда хозсубьекты начали ссориться, один хозсубьект каким-то образом прокуратуру привлёк, прокуратура написала представление, что нельзя иметь в защитной зоне собора некий цветочный рынок. Предписали убрать. Не все рынки убрать, а именно цветочный. Поэтому и к таким нормативным актам надо очень осторожно подходить.

Александр Кожин:

— На секунду прерву. Можно строить какие-то планы, о которых мы читаем в газетах, там говорят о том, что будет что-то в центре делаться. Позиция министерства культуры — что это будет делаться только при условии соблюдения закона об охране памятников. Так вот как предполагается на уровне Городской думы закрепить это всё?

Виталий Лазарев:

— Я сейчас скажу об этом. Во-первых, о слободе. Безусловно, это важнейший городской исторический массив. Я не буду сейчас оговаривать свои соображения, хотя я поддерживаю вас полностью, что пешеходной улицей должна быть Семашко как торговая, имеющая сквозной проход от Набережной до Красноармейской. Но это уже отдельная тема. То, что имеет право на жизнь как пешеходная зона и Соборный от Садовой до Собора — тоже, безусловно, верно, это путь к собору. Это разные улицы и разные подходы. К собору действительно нужны скамеечки, центральная аллейка, здесь нужно больше думать о духовном. А по Семашко от Набережной, где пришли пароходы с туристами и пошли пешеходы, там торговля активная, бойкая. Это два разных подхода, оба они имеют право на жизнь. Если дадут денег, мы и ту, и другую сделаем пешеходными. Пока начнём с Соборного.

А вот что дальше от рынка до Набережной — это полный мрак. Люди настроены на снос. Они сидят на чемоданах, ожидают, что там будут построены новые красивые районы с выходом на Дон. Там нет ничего исторического. В основной своей массе. Но вопрос пока остаётся открытым.

Что касается нужных решений городской Думы. Мы до сих пор не получили чёткого представления, что в решении Думы мы должны регламентировать.

Пока прослушали доклад — интересный, исчерпывающий — архитектора города, но он больше был для нас познавательным: в какие цвета будут покрашены фасады, какие будут развязки. Это интересно, но что мы должны по закону отрегулировать, мы так и не поняли, нет видения решения. Больше того, я и полномочий не вижу особых наших. Как узаконить правовой режим этой слободы? Что мы можем потребовать от собственников этих зданий? Федеральные и областные законы отдельные моменты регулируют, отдельные — нет. Областной закон далёк от совершенства именно в тех моментах, о которых мы говорим сегодня. В части обязывания собственника.

В муниципальной собственности осталось буквально два-три здания, которые надо ремонтировать, и мы их включим в программу ремонта, но основная масса зданий — в частных руках. Наши полномочия не распространяются на эти правоотношения. Закрыть, например, улицы для проезда — это функция не городской администрации, а Госавтоинспекции. Поэтому, пока не будет чёткого правильного областного закона, регламентирующего полномочия как собственников зданий, так и органов власти, мы никогда не сможем принять ни одного решения.

Поэтому важным выводом сегодняшнего круглого стола должно быть лоббироване подготовки и принятия областного закона по всему комплексу проблем, связанных с охраной памятников культуры и архитектуры. И самое главное — это обозначение источников финансирования: бюджетные средства, обязательства собственников. И последнее соображение, поддерживаю Александра Борисовича, — нельзя искусственно сохранять культуру. Вот я прочитал в вашей газете под фото: старые здания будут снесены. Ну будут — и что? Если оно настолько старое уже. В Париже прямо в Лувре стоит стеклянная пирамида. Там создали новую культуру. И это хорошо. Главное, чтобы создавали её грамотно.

Александр Стадник:

— Мы старый Ростов уже потеряли. К этому надо относиться уже как к факту, другое дело, что, пока не поздно, нужно найти средства его фотографировать, фиксировать, документировать, чтобы мы могли потом хотя бы показать, как это было. Но думать, чем мы заменим старый город, нужно уже сейчас.

Виталий Колесник:

— Это мне напоминает известный фильм, когда мама художнику говорит: иди рисуй старую Москву, а то её снесут. Я думаю, неправильный абсолютно подход, Александр Борисович, не обижайтесь, пожалуйста. Ну давайте тогда Слободу снесём, построим там современные дома.

Нам поручили разработать в центре города это самое ограничение в двенадцать этажей. Но мы сошлись на двенадцати этажах с городом, когда уже стояли свечки по 22 этажа. Пример: Покровский, который за Покровским храмом. Мы успели один корпус сдержать по высоте, а второй — не успели. Получилось ещё хуже, чем если бы стояли братья-близнецы.

Александр Кожин:

— У нас два — типа подхода к историческому Ростову. Солнышкин Владимир Николаевич, например, и Александр Борисович Стадник, они занимают разные позиции. Солнышкин считает, что надо многое делать, а никто ничего не делает, а у Стадника позиция хорошо информированного оптимиста. Я думаю, идеальный вариант был бы, если в центре города что-то ещё сохранить, а по окраинам будет возникать то, о чём Виталий Юрьевич говорит, какие-то интересные дома. Но в центре нужна возможность походить по кусочку старого Ростова.

И вот тут у меня вопрос какой. В городской архитектуре уже, по-моему, три года лежит часть генплана города, которая называется «Заповедная зона исторического города Ростова-на-Дону». Где эта Слобода как раз указана и центр Нахичевани.

Насколько я знаю, этот документ не подписан, не рассмотрен. Может быть, можно сделать что-то, чтобы принять наконец этот документ? Потому что на сегодня получается, что документ, который позволил бы прокуратуре остановить незаконное строительство, есть, но просто не подписан ещё.

Виталий Лазарев:

— Сразу добавлю, мы иногда принимали решения Думы, предвосхищающие федеральные законы. Что-то принимали в отношении города и горожан, если не было урегулировано ни областным, ни федеральным законом. Мы разработали один нормативный акт очень осторожно, в котором объявили памятники, в городе выявленные. Поручили архитектуре города их узаконить как памятники архитектуры и культуры. Там был список из более чем двухсот домов. И Слобода попала туда в полном составе, Нахичевань. Но, к сожалению, ни областные, ни федеральные законы не позволили в дальнейшем властям Ростова обеспечить защиту этого списка памятников ни на областном, ни на федеральном уровнях. Сейчас начал формироваться федеральный реестр памятников. Мы хотим как-то наш списочек приобщить к федеральному и областному. Чтобы дома из нашего списка, в том числе Слобода попали под защиту. К сожалению, на уровне города мы никаких защитных функций исполнять не можем, тем более что большинство домов являются частной собственностью. Вот вам ответ на ваш вопрос.

Александр Кожин:

— Вопрос всё-таки по документу, это не список, это регламент работы в охранных зонах. Это часть градостроительного плана. Сам план принят, а режим охранных зон нет, по которому у нас Пушкинская — заповедная улица, Садовая. Нахичевань, Слобода.

Эдуард Полянский:

— О чём вы говорите, непонятно…

Александр Кожин:

— Эдуард Алексеевич, принимался генплан города, и в этом генплане питерцам было дано задание предусмотреть ещё историческую часть. После этого дали задание и «Донскому наследию» предписать, как себя вести в этом наследии, регламенты. Это сделали и передали в архитектуру, но в архитектуре бумага лежит уже три года. Документ не подписан. Если его опубликовать, принять, то в отсутствие областных законов можно будет им пользоваться.

Эдуард Полянский:

— Режим работы в исторических зонах есть, это «Правила застройки и землепользования». Это вторая стадия после генплана, где расписано, где что можно.

Павел Воронцов:

— Вы мне задавайте вопросы, если они есть.

Александр Кожин:

— Вот вопрос и к вам: если этот документ не может быть подписан, почему мы заказывали эти исторические зоны?

Павел Воронцов:

— Этот документ действительно есть в составе генплана, насколько я знаю, он подлежит согласованию и утверждению в министерстве культуры.

Валерий Гелас:

— После прохождения историко-культурной экспертизы.

Павел Воронцов:

— Да. Там есть определённая процедура, и её необходимо пройти, потому-то наглухо закрыть развитие той или иной территории под видом каких-то регламентов, ограничений мы тоже не должны. На это необходимо ответственное решение той комиссии, того органа, который вынесет взвешенное обоснование, что можно, что нельзя. Подписью одного чиновника эти вопросы не решаются. Пройдёт экспертиза, в целом будет рассмотрен этот вопрос, и мы дойдём до стадии утверждения. Естественно, надо определить правила и ответственность. Да, есть Солдатская слобода. Но что-то мы должны сохранить, а где-то должны дать возможность для развития. Сейчас в департаменте архитектуры пытаемся в эту проблему вникнуть достаточно глубоко. Первое наше направление — это работа с памятниками истории, второе — аварийное жильё, третье — ветхое. Чтоб оно не превращалось в дальнейшем в аварийное. И если мы комплексно будем рассматривать застроенные территории, то вы знаете, что один из факторов ключевых — наличие аварийного жилья. Учитываем, что аварийное жильё есть в квартале с учётом того, что здесь возможна только периметральная застройка, которая, в свою очередь, ограничена действующими нормами градостроительного проектирования. Мы сейчас идём по трём направлениям. Первое — что мы будем делать с «аварийкой». Она бывает разных видов. Некоторую надо снести, потому что она не подлежит восстановлению, освободить участок. Но градостроительные нормы не позволяют работать эффективно, инвестор не может здесь получить достаточного экономического обоснования деятельности. Второе — памятники архитектуры, которые должны быть в любом случае сохранены в том или ином виде. Я хотел бы пример привести: Московская, 72, это памятник культуры регионального значения. Мы рассмотрели все варианты его использования: участок, планировочные ограничения. Здесь есть возможности развития. Предлагаем: этот красивейший дом может быть использован как консульство, как какой-то департамент. Это пример объекта, который действительно надо сохранять и восстанавливать.

А есть варианты в центре, когда мы продолжаем эксплуатировать ветхое жильё. Потому что если мы сейчас войдём в новое строительство, градостроительный план обязывает нас предусмотреть парковки, площадки и так далее, мы никаким образом не получим в некоторых местах центра разрешения на них, не пройдём экспертизу. Это относится к старому зданию театра музкомедии, например. Мы никак не можем его реанимировать, потому что если сейчас придать ему новую функцию, необходима стоянка на сто машино-мест. Это либо подземная, либо снести под стоянку ещё полквартала. Мы не можем реализовать возможности этого памятника. Ну, восстановим его, и что дальше, что там будет?

То же самое — Парамоновские склады. Добиваемся от министерства культуры ответа: что с ними? А вы, министерство, у федералов спрашиваете. Это руинизированный, архаичный памятник. Может, там какое-то благоустройство сделать, дорожку нижнебульварную и на этом завершить? Потому что если сейчас его восстановить, то это будет объект, в который придёт ограниченный круг людей. А сейчас он для многих притягателен как руина.

Валерий Гелас:

— Суть не в том, что там могло быть, суть — в собственнике, который не хочет отдавать это здание и ничего сам не делает. У нас интересные предложения были, что можно там сделать, например, городской музей. Хорошая идея. Но направляем письмо туда, где есть полномочия, что стоит и разрушается памятник, ну отдайте, передайте на любых условиях, город готов. Хоть как-то сохранить. Но пока молчок. Мы ж не можем убедить отдать или продать. У нас нет таких полномочий.

Павел Воронцов:

— В продолжение темы. Мы провели работы по инвентаризации, вынесли предложения по цветовым решениям, по благоустройству, по пешеходным зонам и так далее. Для чего это делается? — для предоставления субсидий из бюджета. Чтобы деньги получить на эти вещи. Конечно, есть собственники, которые тоже должны консолидировано участвовать в ремонте фасадов, но законодательно мы не можем никого сейчас заставить. Можем вынудить только платить какие-то мизерные штрафы за ненадлежащее содержание памятников по административному закону. Может быть, было бы правильно инициировать законодательную инициативу, на областной уровень выйти, далее — на федеральный. Также мы по застроенным территориями не можем реализовать многие проекты, потому что нет муниципальной нужды на возможность отселения. Потому что тот, кто берёт квартал, понимает, что дом, который сейчас не стоит ни гроша, по оценке, когда мы переходим в гражданско-правовые, можно заломить любую цену. Капитализируя этот квартал, собственник видит, что он имеет уже меньшую экономическую эффективность. Если была бы муниципальная нужда, оценка, государственная аккредитация инвесторы могли бы иметь другие возможности. С учётом охранных обязательств, естественно.

Валерий Гелас:

— Хочу уточнить: какая инициатива нужна, я никак не могу понять, какой закон изменить? 52-я и 48-я статьи 73-го закона о том, что собственник несёт ответственность за содержание памятника. Там это определено.

Виталий Лазарев:

— О чём вы говорите, тысяча рублей штрафа всего.

Татьяна Кузнецова:

— Можно я? Я Кировский район представляю. Первое: я категорически не согласна с тем, что мы утратили центр Ростова. На территории Кировского района — 106 объектов культурного наследия. Я владею информацией о мониторинге, который мы проводим не каждый год, как положено, но, по крайней мере, раз в два-три года проводим. 80% зданий не утрачены. Это могу доказать технической документацией при первом же требовании. Второе: давайте раз и навсегда выбросим из нашего лексикона слово «балансодержатель». Нет сегодня балансодержателей. В Кировском районе в зданиях-объектах культурного наследия муниципальная собственность составляет от 2 до 9,5%. То есть муниципалитет выступает таким же собственником с такими же правами, как и все остальные жители. Третье: мы говорим об охранных обязательствах. Это, безусловно, очень важно и очень хорошо. Но давайте посмотрим, кто живёт в этих домах. Если человек покупал бы эту собственность, он осознавал бы, на что идёт, принимал бы на себя всё обременение, связанное с проживанием либо деятельностью в объекте культурного наследия. Но там живут старики. Они там родились, там родились их деды. И жилец впервые вообще услышал про обременение. Четвёртое: инициатива о ремонтах исходит от собственников жилья.

Я была на собраниях в историческом доме на Соколова, 151 дробь Горького, 148. Люди ТСЖ создали, они сделали всё, что можно, в своём доме. Я их три собрания подряд уговаривала реконструировать фасад. Потом меня старушка отвела в сторону и говорит: не трать ты время, ну денег у нас нет. То же самое на Станиславского, 122. Мы ничего не можем с этим домом сделать. Я там на собраниях раз шесть или семь была. Жильцы говорят: да мы готовы. Только сначала сделайте так, чтобы мы не в дворовой туалет ходили, чтоб я, жилец, в свои 84 года мог не выходить на улицу по нужде. И таких домов очень много. Невозможно получить согласие собственников на ремонт фасадов. Объекты культурного наследия из общей массы домов, которые требуют капитального ремонта, в том числе фасадов ничем не выделены. Это неверно. Мне кажется, здесь нужно менять процент финансового участия собственников, может быть, не на весь дом, а именно на объект культурного наследия. То есть канализацию делайте в том же проценте, как и весь город, а вот на фасад можно выделить несколько больше средств, а может быть, вообще сделать за федеральные средства. Сметы выполнены в ценах 2010 года. Два дома: Соколова, 11, — не объект культурного наследия, Станиславского, 122, — объект. Пластика фасада идентична, износ и площадь фасада приблизительно равны. Но на Соколова, 11, ремонт стоит миллион семьсот сорок, а Станиславского, 122, — два четыреста пятьдесят, то есть разница в семьдесят процентов. И это всё ложится на людей.

И ещё такие нюансы. На Станиславского, 122, людей, находящихся на социальном обеспечении, 23,5 процента, а Соколова, 51, — 18 процентов. В среднем по району — семь-восемь процентов. Значит, это люди тоже исторические. Они там живут в третьем-пятом поколении. И ставить их на общий уровень нельзя. Хотя я убеждена, что можно дома восстанавливать. Вот спросите у людей: мы все сейчас за них рассуждаем. Да они не хотят оттуда уходить. Сделайте им, извините, тёплый клозет — да они счастливы будут. И внуки их будут с удовольствием жить в этих домах. В отличие от хрущёвок, там отличная высота потолков, там прекрасные оконные проёмы. Им очень удобна инфраструктура: любая аптека, больница, садик, школа — всё рядом. Они совершенно не рвутся оттуда уходить. Вот жалко, что у нас нет тут тех представителей городской администрации, которые знают, что такое жильцов отселять. Это колоссальный труд, нервный, психологический — этих людей уговорить куда-то уйти. Поэтому зачем их выселять? Они готовы там жить, мы хотим сохранить старый Ростов. Если нужны какие-то предложения — вы немножко больше районы привлекайте. Мы ведь работаем с этими людьми каждый день. И с фасадами каждый день работаем. Может быть, где-то сможем помочь. У нас очень хорошо идёт капитальный ремонт с привлечением средств и федерального, и местного бюджетов. У нас есть программа ремонта с привлечением средств фонда содействия, у нас есть программа ремонта фасадов, программа аварийного жилья. Всё систематизировано в программы и, поверьте, я как человек, пользующийся этими средствами в силу своей должности, знаю: они хорошо работают, эти программы. Но я уже давно, может быть, меня можно упрекнуть в настырности, задаю вопрос: почему нет программы восстановления объектов культурного наследия? Пусть на 10, на 12 лет, по одному шагу вперёд, но какие-то определённые свои условия, какие-то льготы. Во французском городе Сарла люди в домах-объектах наследия живут бесплатно. Они платят только за потреблённые энергоносители и за уборку. За всё остальное платит государство. За это они обязываются не менять ни одного кирпича. И в этом городе на пять лет вперёд расписаны съёмки всех киностудий мира, которые хотят делать там фильмы об этой эпохе.

И каждый турист платит за экскурсию. Они стопроцентно компенсируют все затраты на содержание этих объектов. Я не профессионал, я технарь. Какое законодательство реформировать, на каком уровне, я не могу сказать. Здесь сидят профессионалы в тысячу раз сильней меня. Я очень благодарна организаторам этого стола — в первый раз за 15 лет моей работы в этом районе нас кто-то слушает. Мне бы хотелось обозначить эти проблемы, и если у кого-то из присутствующих появится желание их решить, я готова быть первым помощником.

Валерий Гелас:

— Я сказал уже, что была статья в законе, не в нашем, федеральном, которую временно приостановили. Она давала право на компенсацию. Это непросто, это бюджет, там надо было работать.

— Мы такую программу в 2007-2008 годах создали. Причём её подписал и согласовал губернатор. Стоимость её составляла около миллиарда.

Мы уже должны были на Законодательное собрание выносить. Но в 2008 году кризис произошёл, и нашу программу приостановили.

Если б эта программа у нас работала, я думаю, меньше бы было вопросов.

Татьяна Кузнецова:

— Мы имеем дело с тем, что у нас есть. Мы уже потеряли Социалистическую, 94, скоро можем подтвердить, что потеряли Садовую, 162, потому что там уже ни одна организация даже не берётся шурфить для того, чтобы сделать предпроектные работы. Но 70-80 процентов зданий, которые у нас есть, причём зданий, которые в комплексе находятся, сохранены. Это улицы Станиславского, Социалистическая, Чехова, Соколова — от Суворова до Пушкинской, от Седова до Станиславского. Там большинство зданий можно уберечь. Но от жильцов инициативу, кроме ремонта канализации, отопления и кровли, мы не получим. Если не сможем создать на уровне наших властей, местного самоуправления какой-то законодательный акт, то с фасадами можем не справиться.

Александр Кожин:

— Смотрите, у нас получается так, что пожилые люди, которые живут в историческом памятнике, получают предложения сделать фасад за свой счёт. А эти пять процентов для них необычайная сумма. Вот мне звонили с Суворова, 6, там дорогой дом, бывшие офисы. Эти люди смотрят на ситуацию в городе, и они смотрят на министерство культуры. Видят, что есть музкомедия, которую когда-то приведут в порядок, но пока она стоит закрытая, люди звонят и говорят, что там стена уже выгнулась, она упадёт. Ну дай Бог, не упадёт, но пока горожане не видят реального результата. Они обращаются в администрацию города. Есть библиотека Горького, которая благодаря администрации Кировского района, перестала быть проходным двором. Там 70% — муниципальная собственность и только 22% — частник, 8% — люди нормальные, которые, прокуратура на их стороне, поддерживают реставрацию дома, а не снос его, как это было. Ко мне люди подходят, говорят: да, есть выносная торговля, продают, вечером убирают, действуют по правилам. А иногда же… Построили якобы леса бетонные вокруг дома Максимова, и ведётся торговля, она никуда не убирается. Это всё незаконно, а каждое торговое место стоит 10-15 тысяч. Когда такое здание вернётся в правовое поле города и там будет, допустим, выставочный зал, городской музей горожане поверят, что что-то можно изменить.

Ирина Гуржиева:

— Добавлю по дому Максимова. Не успели отменить норматив о том, что дом Максимова — памятник. Он в двух, в трёх нормативах прошёл как памятник. Один норматив отменил Ленинский суд. А по остальным они не отменены — это объект культурного наследия.

Александр Кожин:

— Надеюсь на то, что по дому Максимова и по дому Бояркина прокуратура всё-таки своё веское слово скажет. Потому что как же так — перегорожен переулок Семашко, никакой транспорт проехать не может. Стоит неснесённое здание. Если справились со стоянкой перед собором, то почему ж не справиться здесь, не убрать гиперларёк.

Виталий Лазарев:

— И часовню восстановить там?

Александр Кожин:

— Ассоциация рынков готова была сначала небольшой памятник сделать, теперь говорят: и часовню сделаем.

Виталий Лазарев:

— Мы сейчас сузились до обсуждения только темы памятников. Если мы правовой режим какой-то обеспечим, то у нас данный квартал, а он немаленький — Будённовский-Красноармейская-Береговая-Ворошиловский — это практически половина центра Ростова, попадаёт в очень серьёзные ограничения. И что возникает. Я в этом районе много лет избираюсь. Главный вопрос людей: когда вы нас снесёте? Легко, проживая в пригородных особняках, плакать об историческом центре Ростова. Когда там дворовые уборные, всё рушится, и ничего общего ни с культурой, ни с ценной архитектурой нет. Я хотел бы, чтобы мы прописали в регламенте, чтобы, защищая Слободу, предусмотреть возможность снести эти, извините, гадюшники и построить новое современное культурное жильё. Создать новую культуру, которую потом пусть наши потомки защищают.

Александр Кожин:

— Совершенно верно, и никто не говорит, что там нет того, что вы называете гадюшниками. Есть. Но есть, например, такой домик, который мы все знаем, Газетный, 8, — Домик Врангеля, а рядом — Газетный, 6. Я был на собрании жильцов этого дома. Там половина живущих никуда не хотят уходить. Там — 12 семей. Шесть семей говорят: да мы никуда трогаться отсюда не хотим, мы евроремонты понаделали. А другие шесть жалуются: а вы посмотрите, что у меня творится. Там всё течёт, мебель замшелая. Всегда есть люди, которые хотят, чтобы их снесли, и которые не хотят.

Эдуард Алексеевич, слово вам.

Эдуард Полянский:

— Мне очень приятно, что эта тема затронута, Александр Борисович по вехам обрисовал всё то, что теоретически должно быть. Мы сегодня преступили милленарный период и живём уже в другом тысячелетии, всех тревожит, как мы должны поступить с тем, что сложилось в ХХ веке. Все предложения, которые есть в мирровой практике, первое, что обозначают — это сохранить историческую среду тех городов, которые сложились. Это основной принцип, никто не отказался от этого. Это неоднозначные решения, и мы должны понимать, что ни один главный архитектор не возьмётся разом решить все городские проблемы. Город складывается веками. Наш Ростов и другие города — каждый не похож друг на друга. Нужно понимать, что если мы уничтожим наше наследие, — это просто преступление. Историческую часть надо сохранить и приумножить. А как приумножить — это очередная задача. Идти по линии ретро и попытаться восстановить как было, наверное, это неправильно. Всё зависит от искусства тех людей, которым доверено это сделать. Нельзя уйти от ансамбля, от того, что веками сложилось, самое главное — сохранить среду, найти оптимальный вариант, используя новое в старой части города, это и есть профессия архитектора. Это то, ради чего мы учились, архитекторы. Ну и город без старых зданий — всё равно, что человек без памяти.

И здесь я бы хотел сказать, что всё, что мы делаем, нужно донести до всех граждан города. Очень мало информации ведь, нет трибуны, с которой мы бы говорили о своём городе. То, что мы имеем — такого не имеют многие города. А сегодня нет даже в правовых актах понятия «исторический город». Это пробелы нашего Градостроительного кодекса, где нет агломераций, нет исторического города, нет пригородной зоны. Мы все пытаемся решать градостроительные ситуации, нарушая при этом существующее законодательство. При этом говорим о Большом Ростове. Это издержки нашего законодательства. Эти вопросы лоббируются, и они будут, в конечном счёте, безусловно, решены. Почему — потому что Президент страны предусмотрел новое административное деление России, в агломерациях. Будет решаться, быть или не быть Ростовской агломерации, Новосибирской и так далее. Их 13 будет. И дебатируются все проблемные вопросы, связанные с реконструкцией городов.

Возьмём египетские пирамиды Хеопса, Хефрена и все другие — реально ли сделать так, чтобы они так же блестели, как в момент создания, и наверху стояли золотые купола?.. Представляете, если мы пойдём по такому пути? Это сегодня невозможно уже. Это просто мечты.

То, что было, это, конечно, интересно, и археологические памятники — тоже одна из тем разговора, которая не ускользнёт из внимания министерства культуры.

На набережной — Парамоновские склады. Приезжали сюда итальянцы, архитекторы, делали свои предложения. И с тех пор мы не сдвинулись с места. Обязательно есть какие-то препоны.

Я просто говорю очевидные вещи. Ради чего мы работаем? Ради того, чтобы создать среду обитания людей, которая будет в сто раз лучше, чем в настоящее время. Нам на всех уровнях надо кричать, говорить и требовать, если федеральная власть решает обращаться к федеральной. Для этого нужны и умные проекты, и умная подача, и умное обоснование всего, что мы хотели бы. Проблема не только в Ростове, она по всей стране. На любом архитектурном форуме обязательно об этом говорится. Пока эти вопросы дойдут до обсуждения на уровне государства, проходят годы. А памятники разрушаются.

При этом я был глубоко убеждён, что инициатива со всех сторон и объединение усилий должны принести плоды. Я уверен, что это можно сделать. Если совместно решать какие-то благородные задачи не ради чего-то, а во имя чего-то, я так думаю, что не будет препятствий. Нужна какая-то благородная цель. Если решать задачи во имя улучшения города, вот имя людей, во имя сохранения истории, невозможно не договориться. При этом у нас такая школа архитектурная, которой, в принципе, на юге, да и в России нет. Надо использовать весь потенциал, чтобы вот такие вопросы решать. Многие годы я являюсь председателем комиссии по выпуску студентов-архитекторов. У них такие прекрасные проекты: Кировский район, Ленинский район, какие великолепные предложения. Я готов рекомендовать городу их для использования.

Татьяна Георгиева:

— Я буквально сразу хочу сказать, что вот лично я как человек с именем и отчеством — за то, что если есть хоть один кирпич, который стоит сохранить, его сохранить нужно. Потому что потом я буду в большей степени говорить как юрист. Более того, я искренне считаю, что ценно не только то, что уже названо как исторический памятник, я знаю, например, что у нас есть на Пушкинской здание, где пел Вертинский. В силу определённой ситуации, связанной, в том числе и с историей нашей страны, я думаю, что этот дом достоин хотя бы какой-то мемориальной доски или таблички. Это не памятник архитектуры, но, тем не менее, сам воздух этого здания достоин, это как бы моральная ситуация. Но любая мораль она должна всё-таки быть обличена в какие-то правовые рамки. Мне очень понравилась фраза, что у нас на сегодня нет даже трибуны, где можно поговорить. Так вот Дума на сегодня может быть как максимум только трибуной, где можно разговаривать. Я ни в коем случае не хочу принижать наш уровень и в то же время не хочу возвеличивать. Законом прописан земельный уровень, градостроительный уровень, гражданский уровень правоотношений, оговорено, какие документы относятся к какому уровню нормирования. Нет там муниципальных образований. Мы живём в системе федеративного государства, где существует федеральный правовой компонент. И мы, к сожалению, только распределяем те средства, которые нам под полномочия расписаны. А в рамках наших полномочий мы не просто купированы — мы кастрированы, давайте откровенно. На уровне города в рамках этих полномочий.

Я сталкивалась с ситуацией, когда, допустим, две статьи Гражданского кодекса противоречат одной статье Земельного кодекса. Когда есть объекты аварийные, есть те, которые связаны с определённым строительным компонентом. И есть иные, они никакие не исторические. Положим, с первыми двумя категориями нет проблем. А третья — ну, пойдите поторгуйтесь с собственником с точки зрения гражданского законодательства и земельного. Это как раз та ситуация, о которой мы говорили, когда собственник выкатывает либо просто нежелание, либо те стоимости, за которые можно купить маленький остров в Средиземном море. То есть первая проблема — все эти объекты должны быть, естественно, дифференцированы. Если человек покупает исторический объект, бесспорно, должна быть оказана государственная поддержка. Из практик, которые есть в законодательстве Европы, а там, слава Богу, невероятное количество исторического наследия, они уже обкатаны. Можно, действительно, не платить ни за что, кроме коммуналки. Можно полностью содержать государством этот объект, заставив пускать с экскурсией тех, кто хочет туда входить и смотреть лестницу, пилястру или ещё что-то. Есть масса ситуаций. Мы просто изобретаем тёплую воду, а её не надо изобретать, её надо просто умело позаимствовать. И есть те собственники, которые живут в историческом здании и не уйдут оттуда, с ними иные способы должны быть решения проблем. Иной подход.

И ещё. Как нам быть, когда есть противоречие двух серьёзных документов, которые нормируют одно и то же. Когда у нас нет даже понятия муниципальной нужды. Если вы посмотрите Земельное законодательство, там только пообъектный подход, связанный с водой, канализацией, электрикой.

Сейчас самый большой объём изменений в жилищном законодательстве связан с ТСЖ, практика показала, во-первых, жизнеспособность, во-вторых, конкурентность этой формы управления. Но нам нужно менять базовые отраслевые законы. Нужно не городскую Думу убеждать, Дума, я больше чем уверена, на 99 процентов будет за, но инструмента нет. У нас инструмент — поднятие рук в рамках тех расписанных полномочий, которые есть на сегодняшний день.

Больше того, как сказал Виталий Юрьевич, мы 10 лет назад взяли и сформировали список, просто для себя так решили. Очень люблю фразу — и тогда она работала — конкурирующее нормирование. В области не было, на федеральном уровне не было, а мы взяли и написали. Сегодня в рамках борьбы с коррупцией нельзя в отсутствие закона нижестоящий документ принимать по этому же поводу. То есть и хотел бы, но нельзя. Это надо учитывать. И тут нельзя действовать по принципу «проси невозможного — получишь максимум». Тут надо идти в существующем правовом поле и просить того, что нужно аргументировано. Аргументов уже больше, чем нужно — проблемы, нестыковки, коллизии нескольких отраслевых законов. И отсутствие вообще многих понятий. Есть строительство, но нет содержания объектов другой правовой природы. Это проблема законодательной инициативы. Мы в ситуации поиска чёрной кошки в тёмной комнате, когда кошки там нет. В данной ситуации, чем детальнее пошагово опишет законодатель, как именно с историческим объектом надо поступать, тем больше будет КПД вот этой нашей деятельности. Сразу могу сказать, что мы уже разработали законодательную инициативу о состыковке трех статей градостроительного законодательства, которые дали бы возможность хоть как-то сдвинуться с мёртвой точки. Можно как угодно говорить о том, что какой-то конкретный объект — исторический, очень нужный, очень важный, и просто хороводом вокруг него ходить. На теперешнем уровне мы разве что можем присоединиться к хороводу, это максимум нашей помощи. Мы трибуна, депутаты, представители населения, заинтересованного населения.

Александр Кожин:

— Я хотел бы, чтобы несколько слов сказал человек, который сейчас работает в сфере охраны памятников, но представлял прокурорский корпус нашей сопредельной державы Украины, — Станислав Алексеевич.

Станислав Лесников:

— Правильно сказано: нужна трибуна, ассамблея, с которой звучат голоса серьёзных людей, которые представляют органы, правомочные решать те проблемы, которые мы обсуждаем сейчас. Я хочу сказать, что да, исчезают памятники, хотя их, как сказал представитель министерства культуры, больше 400, и мы заинтересованы в том, чтобы сохранить главные. Мы составили так называемую десятку, куда входит и дом Врангеля, и здание на Московской, 72. Самое главное, я считаю, во всех наших действиях должна быть конкретика. Я не раз присутствовал на подобных совещаниях и круглых столах, но я считаю, что нет отдачи. Потому что здесь присутствуют люди, которые от души хотят, чтобы эти задачи решались, проблемы вроде бы всем понятны, все заинтересованы в решениях, но вот мы сейчас встретились, просидели два часа, переживаем, хотим достичь какого-то результата — и что? Нужно, чтоб импульс был от нашей встречи. Я предлагаю не просто так поговорить, а закрепить результаты. Допустим, создать обращение участников круглого стола, который состоялся 20 апреля. И это обращение можно будет адресовать или мэру, или в городскую Думу. Если бы возникло одно обращение, другое, третье, в руках депутатов городской Думы были бы предпосылки для того, чтобы выносить эти вопросы на заседания. Эти проблемы нужно «готовить» совершенно конкретно. С тем, чтобы их решение в конечном итоге одобрила и областная власть.

Александр Кожин:

— Думаю, наши голоса будут услышаны. Тем более что в ближайшее время студенты Виталия Анатольевича будут принимать участие в таком мероприятии, как Трансформации в городе на базе областной библиотеки, готовят проекты. То есть площадки будут. Я считаю, что если мы хотим какую-то конкретику видеть, то с участием Валерия Михайловича посетим музкомедию, посетим наши Парамоновские склады, то есть сделаем такие выездные акции, чтобы своими глазами увидеть объекты. Одно дело, когда в доме Максимова сидят люди, которые говорят, что на них нет решения суда, и другое — когда придёт группа людей посмотреть, что внутри происходит-то. Мы посмотрим, что происходит в домике Врангеля, который перешёл в собственность епархии. А по дому Максимова получается, что собственник поменялся, и пока мы даже не установили, кто хозяин.

Прозвучало и такое: пешеходные зоны сделать, плитку положить. Но сейчас под асфальтом лежит тот булыжник, который лежал сто лет назад. Может быть, на каких-то пешеходных кусочках убрать асфальт, чтоб этот булыжник остался на дорогах?

Виталий Колесник:

— Да разве он где-то ещё есть?

Александр Кожин:

— Да, закатывали асфальтом сверху, где-то убирали, где-то — нет. Где-то люки убрали на металлолом, но где-то они сохранились. Недавно я наблюдал за тем, как вывозят объект культурного наследия. В одном из домов в центре города сняли двери, которые показались жильцам ненужными, поставили железные.

Старая дверь тяжёлая, решили: пусть стоит, уносить сложно. Ребята-энтузиасты нашли машину, перевезли, это всё украсит дом Панина на Ульяновской, который постепенно приводят в порядок.

Юлия Великоиваненко:

— У меня вопрос к представителям министерства культуры: а вы наделены полномочиями предъявлять требование об изъятии объекта культурного наследия в судебном порядке? Если не исполняются охранные обязательства и ненадлежащим образом содержится объект?

Валерий Гелас:

— В законодательстве это прописано.

Юлия Великоиваненко:

— То есть наделены. У нас много жилых домов содержатся ненадлежащим образом. Вы хоть один иск такой предъявили? Нет?

Хочу сказать, что по дому Бояркина в Ленинском районном суде рассматривается исковое заявление о его сносе, думаю, что в ближайшее время очередное заседание состоится. В части программ и так далее хочу сказать, что полномочия органов самоуправления на самом деле ограничены. Как бы администрация города, Дума ни хотели, они стеснены. То есть они обязаны содержать только своё имущество, охранять свою собственность. Как бы они не хотели, они не могут тратить деньги на памятники, которые им не принадлежат.

Вы хотя бы представляете, сколько стоит капитальный ремонт памятника культуры? Вот на Семашко, 46? 200 миллионов. Откуда администрация города взяла эти деньги? Из резервного фонда. Других прав у неё тратить деньги на него нет.

Нужно областное и федеральное финансирование. Федерального финансирования нет. Можно финансировать, опять же, за счёт средств областного бюджета с привлечением муниципального в части доли. Либо за счёт средств резервного фонда, других путей решения этой проблемы не существует. Да, воля и желание у города есть. Но это и от областной структуры зависит, и от федеральной тоже. Поэтому прежде чем назначать этот круглый стол, по каждому объекту, по которому есть проблема, нужно было бы изучить законодательство и потом уже выносить на круглый стол. Потому что мы сейчас на самом деле два часа проговорили ни о чём. Я не услышала высказываний о путях решения ситуаций. Кроме того, что нужно совершенствовать законодательство. Всё. Поэтому большая просьба: если вы ставите какую-то проблему, ставьте её по объекту.

Вы, общество охраны памятников, как региональная организация можете проработать законодательство, посмотреть, как это в других регионах решается, изучить и ставить проблемы на профессиональном уровне. Многие из нас — либо архитекторы, либо юристы, либо ещё кто-то, не в области охраны памятников знатоки. А вы знатоки. Так будьте добры — изучите, донесите, предложите. Чтобы мы могли, в том числе прокуратура, требовать устранить нарушения закона. В противном случае никаких результатов у нас не получится.

Виталий Лазарев:

— Понимаете, в чём дело, прокуратура — правоприменители. А чтобы право применять, его надо сначала написать. И в областном законе, на чём мы настаиваем, и на федеральном уровне. А этого нет.

Юлия Великоиваненко:

— Просто вопрос жильцов, проживающих в таких домах, — один пласт проблемы. И вопрос реконструкции Соборной площади — другой пласт. Вот так за круглым столом обсуждать — это не конструктивно. Вы меня извините, конечно, но нужно было каждый вопрос прорабатывать и выносить отдельно.

Евгений Маевский:

— Нет, всё-таки главное, что мы собрались и эти вопросы выносим. Здесь действительно множество проблем: и проблема зонирования, и капитального ремонта, но если мы не начнём об этом разговор, неизвестно, какое будет продолжение.

Юлия Великоиваненко:

— Давайте планировать такие столы и обсуждать вопросы, уже проработав их заранее.

Александр Кожин:

— Ближайшее, что мы хотим сделать — пригласить вас на экскурсию по одному из объектов. Объект как пример общей ситуации. Я впервые такое слышу, чтоб на круглом столе один вопрос обсуждался.

У нас немножко разные подходы. Я считаю, что нужно говорить о разном. А вот уже экскурсии будут по конкретным объектам, чтобы решать — в библиотеку имени Горького на Садовой, в домик Врангеля на Газетном, старый театр музкомедии (бывший клуб приказчиков) на Серафимовича, на Парамоновские склады.

Виталий Лазарев:

— Дом Врангеля — проблема одна. Жилой дом с собственниками — другая. Можно поднять общую проблему и конкретизировать на объектах. Заодно и сделать наработки будущей законодательной инициативы — проекта областного закона, где будет указано, как компенсировать, как отселять, как заставлять собственника исторического здания.

Сергей Курганский:

— Разговор, действительно, с одной стороны конкретный, с другой — неконкретный. Замечания, которые сейчас прозвучали, очень серьёзны по сути. Но начинать надо. Наш Ростов, к сожалению, на последних местах, хвалиться тут нечем. А у других есть успех. Вот Казань. Там был заместитель мэра по реконструкции старой Казани. Они и бюджетных денег нашли, и коммерческих денег. Много.

Почему нам нужно начинать с обсуждений — нужно понять концепцию, что мы хотим видеть в нашем родном Ростове. Мы, ростовчане, каким хотим видеть наш город, нашу слободу, о которой мы лет восемь как стали говорить. И слава Богу, мэрия какие-то шаги начала делать, средства нашла. Я считаю, Думе нужно принципиально обсудить такую концепцию. Скажем, мы хотим такую-то Слободу в таких-то кварталах — призываем власть и общественность к сотрудничеству. Давайте делать это, это и то, на это найдём деньги, если нет денег — привлечём общественность.

И ещё такое замечание. Как-то началось в Ростове разделение, я даже в СМИ считал, что, мол, торговля — нехорошее дело, а духовное дело — хорошее, вокруг храма давайте так и так делать. Это неправильный подход. Ростов начался с торговли, а потом строились храмы. Не надо так разделять. Александр Кожин:

— Я когда сюда шёл, проходил мимо здания на Братском, о котором говорили и писали, что оно рушится. Смотрю, а в нём сделали фасад, сейчас там пенсионный фонд. Здорово смотрится. Захожу, поднимаюсь, руководитель фонда занята, поэтому я спрашиваю у сотрудников: как вы вообще здесь оказались? Городская администрация так сделала? Они говорят: нет, частное лицо. Мы в аренде.

Так вот я думаю, что если такие здания будут реставрироваться и сдаваться в аренду, это неплохо. В Елабуге такая практика получила распространение. Все старые здания отселили, восстановили и отдали административным структурам: где-то милиция, где-то прокуратура.

Ирина Гуржиева:

— Мы собрались не просто выпустить пар. Такими встречами мы информационно заряжаем общество. Это важно, нужно поднимать волну на всех уровнях.


P.S.

Мнений о полезности такого рода встреч может быть много. Но главное — впервые на информационной площадке «Ростова официального» собрались представители очень разных департаментов, обществ, организаций, объединённых тем, что могут нести ответственность за исторический облик нашего города. Вывод о необходимости законодательной инициативы в плане приведения к единому знаменателю разных правовых актов и, в конечном счёте, создания правового поля, которое позволило бы эффективно защищать наши памятники архитектуры — уже большое достижение.

Надеемся, что с подачи Ростова-на-Дону может действительно начаться проработка соответствующих нормативных актов на федеральном уровне. Конечно, это вопрос времени, и немалого. Тем не менее, вопрос нами поднят, он оказался актуален, и это уже почин.

В любом случае — «Ростов официальный» будет держать читателей в курсе событий.

* С 14 марта 2011 года директором Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО является Кишоре Рао.

** Дом Максимова — историческое здание, в котором сейчас находится оптовый рынок. Когда-то здесь заседала первая городская Дума города.

*** Дом Бояркина — здание на пересечение улицы Московской и переулка Семашко, рядом с цветочным рынком, построенное в нарушение градостроительных норм. В народе называется «гиперларьком».

**** Федеральный закон «ОБ ОБЪЕКТАХ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ (ПАМЯТНИКАХ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ) НАРОДОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». (http://www.referent.ru/1/67984)

 

КОММЕНТАРИИ (1)

Кристина  

14.03.2013, 12:59

Столько говорят о памятнике на ул.Московской, 72, а уже лет 5 так ничего и не делается. Неужели в нашем городе не хватает средств, чтобы сохранить это великолепное здание 1901 года(!) ?
Если не хватает рук, готова предложить свою помощь (что умею), можно привлечь желающих, волонтеров, если средств - почему бы не провести социальную акцию по сбору средств?
Давайте не забывать, что все вместе мы можем больше!


ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Имя

Запрещены комментарии,
содержащие нецензурные
выражения и противоречащие
законодательству РФ.
Флуд и спам также
не приветствуются.

Все поля обязательны
к заполнению.

E-mail

Введите цифры с картинки:

 
«Ростов официальный» Реклама в газете «Ростов официальный»
«Ростов официальный»
  • НОВОСТИ РОСТОВА-НА-ДОНУ

27.12.2017  Мультимедийная экспозиция на тему истории донского края открылась в аэропорту «Платов»

18.12.2017  Ростовские МФЦ примут заявления избирателей на голосование на президентских выборах

14.12.2017  Бесплатная обучающая программа для предпринимателей стартовала в Ростовской области

14.12.2017  Дед Мороз рассказал юным ростовчанам о своей скорости, отпуске и волшебных способностях

13.12.2017  Долги жителей Ростовской области перед налоговой составляют почти 4,6 млрд рублей

08.12.2017  Областная общественная палата сможет назначать своих наблюдателей на выборы президента

07.12.2017  Первые пошли: новый аэропорт «Платов» начал свою работу

07.12.2017  Безотходное производство универсальных пандусов предложили студенты ЮРИУ РАНХиГС и ДГТУ

02.12.2017  Всё ближе к выборам, но вопросов меньше не становится

01.12.2017  Ряд зданий Ростова эвакуирован, ОМОН проверяет их на наличие бомб

30.11.2017  Обменный пункт для заключенных откроется в аэропорту «Платов»

30.11.2017  Суперболельщик Сергей Копин представит Ростов на финальной жеребьевке ЧМ-2018

28.11.2017  Открытие аэропорта «Платов» состоится 7 декабря

27.11.2017  Операция по трансплантации сердца впервые проведена в Ростовской области

23.11.2017  Театральный форум «Золотой Витязь» временно переместится в Ростов

23.11.2017  Семь фонтанов отремонтируют в Ростове

23.11.2017  Девять незаконных сбросов в Темерник ликвидировали

23.11.2017  Вторая площадка для выгула собак открылась в Ростове

22.11.2017  Старейший сотрудник Южного федерального университета отмечает 95-летний юбилей

15.11.2017  Десять новых подъемников для инвалидов-колясочников появятся в подземных переходах Ростова

все новости

Только в «РО» публикуется бюллетень местного самоуправления, документы, необходимые для работы руководителей предприятий разных видов собственности.

Предлагаем воспользоваться электронной подпиской. Цифровая копия свежего номера газеты вместе с приложением (бюллетень местного самоуправления) высылается на электронный адрес подписчика в день выхода газеты.

Документы, перечень которых
приведен ниже, опубликованы в приложении к печатной версии
газеты «Ростов официальный»,
№ 52 (1205) от 27.12.2017

Ростовская-на-Дону городская Дума

•  Решение от 25.12.2017 № 457 «О предоставлении субсидии некоммерческой организации «Ростовский областной фонд содействия капитальному ремонту»

•  Решение от 25.12.2017 № 458 «Об утверждении бюджета города Ростова-на-Дону на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов»

•  Решение от 25.12.2017 № 459 «Об утверждении Нормативов градостроительного проектирования городского округа «Город Ростов-на-Дону»

•  Постановление от 20.12.2017 № 98 «О создании Муниципальной Общественной комиссии для организации и проведения голосования по отбору общественных территорий, подлежащих в первоочередном порядке благоустройству в 2018 году, и подведению итогов такого голосования»

•  Постановление от 26.12.2017 № 99 «О проведении публичных слушаний по документации по планировке территории (проект планировки территории и проект межевания территории) в границах: ул. Фурмановская — ул. Раздорская — створ пер. Мариупольского — северная граница городских лесов — створ пер. Измаильского»

•  Постановление от 27.12.2017 № 102 «Об утверждении «Порядка организации и проведения голосования по отбору общественных территорий города Ростова-на-Дону, подлежащих в первоочередном порядке благоустройству в 2018 году»

Администрация города Ростова-на-Дону

•  Постановление от 19.12.2017 № 1318 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 28.08.2015 № 772 «Об утверждении Порядка взаимодействия органов Администрации города Ростова-на-Дону при приобретении в муниципальную собственность нежилого здания, строения, сооружения, нежилого помещения и земельных участков для обеспечения муниципальных нужд и признании утратившими силу некоторых постановлений Администрации города Ростова-на-Дону» (ред. от 06.09.2016)

•  Постановление от 19.12.2017 № 1319 «О разрешении садоводческому некоммерческому товариществу «Труд» подготовки документации по планировке территории (проект планировки территории и проект межевания территории) в границах: пер. 5-й Июльский — ул. Встречная — пер. 4-й Июльский — границы существующих земельных участков

•  Постановление от 19.12.2017 № 1321 «Об утверждении документации по планировке территории (проект планировки территории (корректировка) и проект межевания территории) X расчетно-градостроительного района центральной части города Ростова-на-Дону в границах: южная граница земельного участка с КН 61:44:0050410:7 — пер. Халтуринский — северная граница существующих земельных участков — восточная граница земельного участка с КН 61:44:0050419:7

•  Постановление от 19.12.2017 № 1320 «О разрешении Государственному бюджетному учреждению Ростовской области «Спортивная школа олимпийского резерва № 8 им. В.В. Понедельника» подготовки документации по планировке территории (проект межевания территории) Х расчетно-градостроительного района центральной части города Ростова-на-Дону, в границах: пер. Доломановский — ул. Малюгиной — пер. Халтуринский — границы существующих земельных участков»

•  Постановление от 19.12.2017 № 1323 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 10.08.2012 № 655 «Об утверждении административного регламента муниципальной услуги № АР-233-12-Т «Оказание первичной медико-санитарной помощи в амбулаторно-поликлинических учреждениях» (ред. от 14.03.2014)»

•  Постановление от 19.12.2017 № 1324 «Об утверждении административного регламента № АР-208-20 муниципальной услуги «Предоставление информации об объектах нежилого фонда, находящихся в муниципальной собственности и предназначенных для сдачи в аренду»

•  Постановление от 19.12.2017 № 1325 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 25.01.2016 № 52 «Об утверждении административного регламента № АР-321-20 муниципальной услуги «Выдача разрешения на использование земель или земельного участка, находящихся в муниципальной собственности или государственная собственность на которые не разграничена» (ред. от 10.08.2017)»

•  Постановление от 19.12.2017 № 1326 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 03.12.2015 № 1175 «Об утверждении административного регламента № АР-318-20 муниципальной услуги «Предоставление земельного участка, находящегося в муниципальной собственности или государственная собственность на который не разграничена, в безвозмездное пользование» (ред. от 25.04.2017)

•  Постановление от 20.12.2017 № 1329 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 17.08.2016 № 1132 «О разрешении Местной религиозной организации православный приход храма Трех Святителей города Ростова-на-Дону Ростовской-на-Дону Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) подготовки документации по планировке территории (проекта планировки территории и проекта межевания территории) в границах: ул. Комбайностроителей — границы существующих земельных участков»

•  Постановление от 22.12.2017 № 1336 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 30.09.2014 № 1115 «Об утверждении муниципальной программы «Развитие здравоохранения в городе Ростове-на-Дону» (ред. от 19.10.2017)»

•  Постановление от 22.12.2017 № 1338 «О признании утратившим силу постановления Администрации города Ростова-на-Дону от 04.06.2014 № 626 «О создании комиссии по определению нового застройщика в целях оказания мер поддержки пострадавшим участникам долевого строительства» (ред. от 08.10.2014)»

•  Постановление от 22.12.2017 № 1340 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 22.02.2017 № 139 «О разрешении Дачному некоммерческому товариществу «Мечта» подготовки документации по планировке территории (проект планировки территории и проект межевания территории) в границах: ул. Еременко — ул. 2-я Обзорная — ул. Тернистая — ул. 3-я Тернистая — ул. Курсантов»

•  Постановление от 22.12.2017 № 1342 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 09.07.2015 № 577 «Об утверждении административного регламента № АР-263-20 муниципальной услуги «Предоставление информации об объектах учета из реестра муниципального имущества» (ред. от 26.01.2017)»

•  Постановление от 22.12.2017 № 1343 «О проведении общественных обсуждений намечаемой хозяйственной деятельности, подлежащей государственной экологической экспертизе — плана предупреждения и ликвидации разливов нефтепродуктов, в том числе материалов оценки воздействия на окружающую среду, на акватории морского порта Ростов-на-Дону общества с ограниченной ответственностью «Росмортранс-Терминал» на выносном причале № 69, расположенном по ул. 1-я Луговая, 48

•  Постановление от 22.12.2017 № 1346 «Об отмене постановлений Администрации города Ростова-на-Дону от 11.07.2016 № 926 «О разрешении Обществу с ограниченной ответственностью «ЛУКОЙЛ-Теплотранспортная компания» подготовки документации по планировке территории (проект межевания территории) для размещения линейного объекта: «Строительство участка теплотрассы для подключения жилого дома, ул. М. Горького, 118», от 18.07.2016 № 972 «О разрешении Обществу с ограниченной ответственностью «ЛУКОЙЛ-Теплотранспортная компания» подготовки документации по планировке территории (проект межевания территории) для размещения линейного объекта: «Строительство участка теплотрассы к офисному зданию по пр-кт Кировский, 39»

•  Постановление от 22.12.2017 № 1348 «Об утверждении документации по планировке территории (проекта межевания территории) для размещения линейного объекта: «Реконструкция автомобильной дороги по ул. Станиславского (пр. Буденновский — пр. Семашко) г. Ростова-на-Дону»

•  Постановление от 25.12.2017 № 1351 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 16.08.2016 № 1121 «Об утверждении муниципальной программы «Управление муниципальным имуществом городского округа «Город Ростов-на-Дону» (ред. от 04.10.2017)»

•  Постановление от 25.12.2017 № 1352 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 22.04.2016 № 424 «Об утверждении административного регламента № АР-307-20-Т муниципальной услуги «Сверка арендных платежей с арендаторами земельных участков, муниципального имущества»

•  Постановление от 25.12.2017 № 1355 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 02.11.2015 № 1007 «Об утверждении порядка заключения и форм договоров об уборке (благоустройстве) прилегающих территорий»

•  Постановление от 25.12.2017 № 1359 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 09.07.2015 № 575 «Об утверждении Положения о порядке подготовки концессионных соглашений, реализуемых в отношении имущества муниципального образования городского округа «Город Ростов-на-Дону», и признании утратившими силу некоторых правовых актов Администрации города Ростова-на-Дону»

•  Постановление от 25.12.2017 № 1360 «Об увеличении (индексации) должностных окладов, ставок заработной платы работников муниципальных учреждений, технического и обслуживающего персонала органов местного самоуправления города Ростова-на-Дону»

•  Постановление от 26.12.2017 № 1363 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 14.07.2015 № 593 «Об утверждении административного регламента № АР-280-20 муниципальной услуги «Предоставление правообладателю объектов муниципального имущества, включая земельный участок, заверенных копий правоустанавливающих и иных документов» (ред. от 26.02.2016)»

•  Постановление от 26.12.2017 № 1364 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 02.03.2016 № 198 «Об утверждении административного регламента № АР-320-20-Т муниципальной услуги «Принятие решения о проведении аукциона по продаже земельного участка или аукциона на право заключения договора аренды земельного участка, находящегося в муниципальной собственности или государственная собственность на который не разграничена» (ред. от 24.04.2017)

•  Постановление от 26.12.2017 № 1365 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 30.09.2014 № 1130 «Об утверждении муниципальной программы «Охрана окружающей среды города Ростова-на-Дону» (ред. от 17.11.2017)»

•  Постановление от 26.12.2017 № 1366 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 31.12.2015 № 1379 «Об утверждении Схемы размещения нестационарных торговых объектов на территории города Ростова-на-Дону» (ред. от 31.03.2017)

•  Постановление от 27.12.2017 № 1370 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 24.12.2014 № 1419 «Об утверждении муниципальной программы «Социальная защита населения города Ростова-на-Дону» (ред. от 04.10.2017)»

•  Постановление от 27.12.2017 № 1371 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 26.09.2016 № 1364 «Об установке памятников и мемориальных досок»

•  Постановление от 27.12.2017 № 1372 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 01.06.2015 № 465 «Об утверждении муниципальной программы «Доступная среда в городе Ростове-на-Дону» (ред. от 27.10.2017)»

•  Постановление от 27.12.2017 № 1373 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 30.09.2014 № 1104 «Об утверждении муниципальной программы «Развитие физической культуры и спорта в городе Ростове-на-Дону» (ред. от 05.10.2017)»

•  Постановление от 27.12.2017 № 1374 «О внесении изменений в постановление Администрации города Ростова-на-Дону от 24.07.2017 № 673 «Об утверждении списка граждан, имеющих трех и более детей, в целях предоставления бесплатно земельных участков, принадлежащих на праве собственности Ростовской области, с местоположением: Ростовская область, р-н Аксайский, в границах кадастрового квартала 61:02:0600007» (ред. от 27.11.2017)»

Департамента архитектуры и градостроительства города Ростова-на-Дону

•  Распоряжение от 25.12.2017 № 5977 «О присвоении наименований элементам улично-дорожной сети в границах муниципального образования «Город Ростов-на-Дону»

Публичные слушания

•  Программа проведения публичных слушаний по документации по планировке территории (проект планировки территории и проект межевания территории) в границах: ул. Фурмановская — ул. Раздорская — створ пер. Мариупольского — северная граница городских лесов — створ пер. Измаильского

Территориальная избирательная комиссия Cоветского района города Ростова-на-Дону

•  Информация о результатах дополнительных выборов депутата Ростовской-на-Дону городской Думы шестого созыва по Советскому одномандатному избирательному округу № 26

•  Полные данные о результатах дополнительных выборов депутата Ростовской-на-Дону городской Думы шестого созыва по Советскому одномандатному избирательному округу № 26 03 декабря 2017 года

© 1994-2017 МУП «Ростов официальный». Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. При использовании материалов ссылка
на «Ростов официальный» обязательна. На сайте публикуются не все материалы «Ростова официального». Для получения публикаций в полном объеме воспользуйтесь
платной подпиской. Материалы, помеченные знаком, публикуются на правах рекламы. За содержание рекламных объявлений ответственность несет рекламодатель.
Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей. Перед заполнением каких-либо форм на сайте предлагаем ознакомиться с политикой обработки персональных данных. Дизайн, разработка и поддержка сайта – МУП «Ростов официальный».